ВОСПОМИНАНИЯ. ЗАМЕТКИ

Другие работы

ОЧЕРКИ ИСТОРИИ СЕЛА КОНДУЙ
(НАЧИНАЯ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО 1914 ГОДА)

Присоединение Забайкалья к Российскому государству явилось логическим продолжением завоевания Сибири, начавшегося в конце XVI в. В основе длительного и сложного процесса закрепления за Россией даурских земель, расположенных рядом с могущественным Китаем, лежали прежде всего, государственные геополитические устремления. Не встретив в Сибири мощного, организованного сопротивления, русский этнос устремился на восток и уже к середине XVII в., выйдя к побережью Тихого океана, начал осваивать территории по Амуру и за Байкалом. Когда русские первопроходцы пришли на наши земли, они практически сразу столкнулись не только с жившими на них аборигенами, но и с остатками каких-то неизвестных древних культур. На расспросы: «Хто тут жил и владел и какие люди жили?» - аборигены (тунгусы и дауры и т.д.) отвечали, что они «про тех людей не знают, и памятухов нет, и где-то люди делись, и они-де про то не знают..»

Обычно историю нашего региона по какой-то причине разные авторы начинают с периода его заселения русскими людьми. Ясно, что это неправильно, поскольку: во-первых, известные исторические события не ограничиваются XYII веком (время появления первых (?) русских); во-вторых, жили же на этих землях какие-то народы до появления русских. Конечно, в исторических документах сохранились самые смутные и противоречивые сведения о племенах, населявших территории нашего края, и их культурах.

Главный источник знаний для нас - археологические памятники, следы древней жизни, которые до сих пор не в полной мере открыты и изучены. Эти следы, как писал еще в прошлом веке А.Кузнецов, первооснователь областного краеведческого музея, говорят, что «с самых древнейших времен Забайкальская область была густо заселена» и «нигде каменный век не держался так».

В те «каменные» времена основное беспокойство людям доставляли процессы оледенения, когда ледники неоднократно подступали к территориям, где мы сейчас живем. При этом исчезали леса (позже в северных районах на их месте появляются лиственницы), звери и птицы, а климат становился сухим и холодным.

В поисках пропитания древним людям приходилось сниматься с насиженных мест и мигрировать в более благодатные края. И таких миграционных волн даже со времен палеолита (40-12 тысяч лет назад - тыс.л.н.) Последняя прокатилась где-то в мезолите (примерно 8 тыс.л.н.), когда закончился последний этап ледникового периода: арктический климат ушел, оставив после себя большие пространства мерзлоты, измененные местности, опустевшие, но начинающие при потеплении приходить в «себя».

В эти периоды исчезли крупные животные. В неолите (6,5-3,.8 тыс. лет д.н.) забайкальский человек начал заниматься земледелием даже разведением домашних животных: собак, кабанов, возможно, курдючных овец, коров и лошадей, - то есть приобрел определенную оседлость. А когда скота накопилось много, поиски корма заставили людей, особенно в степных районах, снова склониться к кочевому образу жизни.

Следы древних людей однозначно говорят, что на наших землях они обитали еще за три тысячи лет до н.э., занимались охотой, рыболовством, земледелием, скотоводством; уже к середине второго тысячелетия до н.э. знали производство бронзы, а в первом тысячелетии до н.э. имели хорошо развитую металлургию железа.

По всей степи во множестве встречаются «чудские маяки» или плиточные могилы. Основная часть исследователей склонна считать, что они оставлены древними даурами - народами, объединенными общими названиями «чудь», «дауры», как они сами себя называли. Сведений о них очень мало.

Еще в давние времена люди выделяли Великую степь, восточную часть которой назвали Внутренней Азией, объединяющей Монголию, Джунгарию и Восточный Туркестан. От Сибири Внутреннюю Азию отделяет, если смотреть по географической долготе, Яблоневый хребет и примыкающие к нему с востока горные сооружения. От Китая - Великая стена, точно соответствующая границе между сухой степью (с севера) и субтропиками северного Китая (с южной стороны).

Благоприятные климатические процессы способствовали развитию скотоводства. Вот почему издавна по этим территориям кочевали множества племен, из которых выделяются державы хуннов, тюрок, уйгуров, монголов, бурят. Возможно, что здесь жило многочисленное племя татар, так как китайцы все народы, жившее севернее Великой стены, называли одним именем - «татары».

В середине первого тысячелетия до н.э. на территории Центральной Азии, кочевали, занимаясь в основном разведением скота, хунну (предки тюркоязычных племен), дунху (впоследствии их называли сяньби; основная масса их считается монголоязычной) и дун-и (предками были, видимо, тунгусо-маньчжуры). Главенствовали сначала дунху. Хунну - потомки гуннов, одних из самых сильных кочевых народов обитали на высоких равнинах Центральной Монголии и Забайкалья. В 209 году до н.э. Мо-дэ - сын хуннского вождя, убив отца, провозгласил себя шаньюем (правителем). Устав выплачивать дань дунху, он организовал мощный военно-племенной союз - первое государственное образование на территории Монголии. Сначала он неожиданно напал на дунху и разбил их. Потом предпринял походы против соседей, расширяя свои владения. Часть оставшихся (и потому не порабощенных) дунху бежала и расселилась на территории Маньчжурии, Монголии и Южного Забайкалья. Потерпев поражение, но потеряв стремления главенствовать, дунху ассимилировали (а возможно, и способствовали исчезновению), то есть растворили в себе племена, жившие в этих местах и которых называют одним еловом «чудь». В 1 веке н.э. дунху-сяньби усилились настолько, что нанесли поражение северным хуннам, и до середины III века основная часть сяньбийских племен вернулась в места своего прежнего обитания. Оставшиеся же в Восточном Забайкалье племена оказались под влиянием древних тюрков, пришедших с запада. Вот почему в местных названиях мы находим и тюркские слова.

Историки предполагают, что эти племена имели тесные контакты и с приамурскими мохэ, в результате чего образовалась группа восточно-забайкальских племен шивэй (отуз-татар). В основном это были скотоводы, поскольку огромные степные пространства прекрасно способствовали разведению скота, да и археологические находки (так называемая борхотуйская культура, характеризующая шивэйский этнический мир) подтверждают это. Впервые в летописях племена Шивей упоминаются в 544 году.

Долина реки Уруленгуй, где находится Кондуйский городок, находится на стыке нескольких районов Читинской области в юго-восточном Забайкалье: Борзинского, Краснокаменского, Приаргунского. В этом районе, по признанию большинства путешественников и исследователей сосредоточены многочисленные археологические памятники различных эпох. Они концентрируются на прибрежных склонах и просачиваются в расположенные поблизости распадки. Здесь, в разное время, обнаружены обширные могильные комплексы, напоминающие могильные поля, насчитывающие десятки, а иногда и сотни погребений. На одном из прибрежных холмов, по мнению ученых, находится самая крупная плиточная могила Забайкалья - Кара Боянская или «Черный Богач».

В окрестностях села Кондуй есть так называемая Усть-Цоронская писаница, где на скале древние шивейцы оставили рисунки, а в жертвеннике под ними найден горшок с остатками охры - краски, которой были сделаны рисунки. Часть рисунков выполнена на скалах значительно раньше, по меньшей мере - в неолите. Писаницы многослойны, то есть в них рисунки разного времени перекрывают друг друга. Причем поздние изображения более символичны, а ранние более реалистичны. Возраст сосуда, найденного у подножья Усть-Цороновской писаницы, судя по его форме и структуре соответствует середине первого тысячелетия н.э.

Со второй половины первого тысячелетия н.э. в степях Центральной Азии наступила эпоха тюркского и уйгурского каганатов, то есть в Восточном Забайкалье к тюрко-монголо-тунгусоязычным племенам присоединились и представители этих каганатов. Есть основания считать, что известны еще не все народы, населявшие наши края.

Шивэй к IX веку создали Шивэйский племенной союз, который взял под свою защиту многие разрозненные слабые племена. Каганаты, конечно, не могли спокойно это воспринимать и, понимая, какую силу представляет этот Союз, выставили против него огромное по тем временам войско - около 70 тысяч человек. Однако главная опасность для местных племен, оказывается, исходила совсем не от кыргызских каганов, а со стороны ближайших соседей - киданей, создавших в начале века (916-1125 гг.) мощное государство Ляо («Железное»).

Кидании - потомки уже известных нам дунху-сяньби. Хотя они находились между Китаем (на юге) с его феодальными войсками и северными тюркскими и уйгурскими государствами, все же сумели выстоять, окрепнуть. В X веке один из вождей, Елюй Амбагинь - провел реформу племенного устройства, в результате чего кидании объединились в раннефеодальное государство - уже упоминавшуюся империю Ляо. Оно сразу же начало военные походы на соседние территории, в результате которых на востоке было захвачено древнетунгусское государство Бохай, на западе - земли Монголии и Алтай, на юге - земли Северного Китая, на севере Ляо подчинили себе мохэ, чжурдженей и шивейцев. Укрепленные городки киданей в это время появились и в наших краях. В XII веке усилились восточные противники киданей - тунгусоязычные племена чжурдженей, и, несмотря на отчаянное сопротивление, империя Ляо в 1125 году пала. С ее гибелью из исторических документов исчезли некоторые старые названия племен, например, шивей, и распространились новые - татар, татань, мэнгау, - перешедшие потом в татары, монголы.

Поначалу далекие предки Чингис-хана Борте-Чино и Гоа-Марал терпели поражение от тех же киданей. Но в конце XI-XII веков немногочисленные монголы, утомленные набегами северокитайских чжурдженей, маньчжуров, татар и других воинственных племен, начали объединяться. Монгольские племена организовались и избрали хана. Первый монгольский хан носил имя - Хабул. В середине XII оборону монголов возглавил Есугей-Багатур, глава рода Борджигинов, легендарное происхождение которых восходило к Борте-Чино (Серый Волк) и Алан-Гоа (Пятнистая Лань) - матери всех монголов.

В 1162 году (1155?) Оуэн, жена Есугея, родила ему первенца - Те-муджин. По летописям, родился он в 110-130 км от наших земель на берегу Онона в урочище Делюн Болдон - так названа падь около села Нижний Цасучей. Через девять лет Есугей умер при загадочных обстоятельствах (есть предположение, что его отравили татары, пригласив к себе на трапезу). Детство его было полно опасностей и тревог. Окружающие и враги отмечали в Темуджине, выдержку, волю, упорство, ум. Из злоключений, постоянно преследовавших его, он всегда выходил с честью. Ему не раз приходилось скрываться от врагов и самому участвовать в набегах и сражениях, подвергаясь смертельной опасности. В Забайкалье и сопредельных районах Монголии происходили процессы, связанные с борьбой за власть, за объединение монгольских племен. В сложной и кровопролитной междоусобной борьбе он разгромил основных соперников и, захватив обширные территории, стал фактическим главой населявших их многочисленных родоплеменных объединений. В 1206 году на курултае, который происходил на берегу реки Онон, был провозглашен великим ханом над всеми монгольскими племенами с титулом Чингис (от тюркского тенгиз - океан, море). Чингис-хан создал общемонгольское государство, начал серию завоевательных походов против народов Азии и Восточной Европы. В результате этих походов была создана громадная монгольская империя. В короткий срок к ней были присоединены Северный Китай, государства Средней Азии, тангуты-чжурджени и других народов вплоть до Европы. Великий хан умер во время осады Чжунсина - столицы Тангутского государства Си-Ся, располагавшегося на землях, прилегающих к излучине реки Хуанхэ и хребту Нань-Шань (ныне здесь пустыня). Историк Л. Гумилев так описывает обряд его похорон. После победы монголы привезли тело хана в родные степи. Там в вырытую могилу опустили останки правителя, ценности и перебили всех рабов траурной команды. По обычаю на его могиле требовалось ровно через год справить поминки. Чтобы найти место захоронения, монголы на могиле принесли в жертву только что отнятого от матери верблюжонка. И через год верблюдица сама нашла в безбрежной степи место, где был убит ее детеныш. Заколов животное и справив ритуал, монголы покинули могилу навсегда. И до сих пор неизвестно, где погребен Чингис-хан (и как, поскольку версий похорон несколько).

В период расцвета монгольской державы (XIII-XIY) в Забайкалье возникали дворцы, города-резиденции правителей, которые одновременно были центрами ремесла и торговли. На смену старым кочевым ставкам степной знати пришла оседлость. Это стало возможным благодаря притоку в их казну богатств, полученных в результате многочисленных войн. Крупные аристократы воздвигали пышные дворцовые усадьбы. Вокруг селились зависимые люди, приглашенные и плененные ремесленники, торговцы из различных стран. Таким образом, дворцовая усадьба становилась центром обширного поселения, превращающегося затем в город. Развалины подобного города находятся на реке Кондуй Борзинского района. Он известен как «Кондуйский городок». Первый забайкальский поэт Ф.И.Бальдауф (1800-1839) писал о кондуйском дворце в своей поэме «Авван и Гайро»:

...Седая наша старина,
Мешая с былью небылицы,
Преданий множества полна.
Мне сказывал старик разумный:
Какой-то царь иль сильный князь,
Которого закон и власть
От берегов Аргуни шумной
До здешних простиралась гор,
Близ Кондуя имел свой двор.
Там были пышные палаты,
Но златом и сребром богатый
Царь богатее был всего
Подругой сердца своего.

Жителю села Кондуй Цырену Тимчинову от его отца, ученого ламы, досталась старинная рукописная книга на монгольском языке, в которой записана легенда, объясняющая происхождение кондуйского дворца. Эта легенда о Контое, или Байкане («кон» - «имя», а «той», «тойжи» - «князь, дворянин»). Когда-то жил очень богатый монгольский князь Тумур-хан, имевший жену и сына Контоя. Сын, путешествуя по Монголии, влюбился в бурятскую княжну Бальжит-Кутум (Бальжин). Боясь гнева отца за то, что без его позволения женился на красавице, Контой поселился на слиянии двух рек, из которых правая названа Барон-Кондуем (Баруун-Кондуем). Со временем он стал могущественным ханом. Но отец не забывал обиды и поэтому послал против Контоя войска. Красавица Бальджит, отказавшись от плена, бежала, но погоня настигла ее, Бальджит убили, Контой был отправлен к отцу, а поселение и дворец разрушены. Предположение, Кондуй - преобразованное от Контой.

Другая легенда гласит - что когда-то в эти края пришел Дой-хан во главе одиннадцати бурятских родов, и место, где они поселились, было названо Хондой - от перестановки слов имени правителя.

Есть еще и предание о Кондуе, повествующее о пребывании богини или царицы в Кондуевском храме, Н. Кузаков: «Лунные колокола: Легенды Забайкалья». Иркутск, 1998 г. В том числе включает легенду «Белая Богиня». О любви Бальжин-Хатун, о кондуйском храме, о посещении храма загадочной «белой богиней».

Есть еще один вариант этой легенды: царица когда-то выехала из Кондуевского храма в Монголию подземным (прокопанным) путем, от которого в наши дни остались признаки рва.

Еще в далеком 1675 году в дневнике русского посла в Китае Н. Спафария появилась запись: «А к югу от Нерчинска есть город великий, каменный, со многим строением, и палаты в нем каменные целы, и говорят, что в этом городе от мору люди все пропали и осталось имение их все так, а иноземцы в тот город итить не смеют, а смотрят все издали, а иные говорят, что от войны все запустело».

Кондуйский городок располагается между реками Кондуй и Барон-Кондуй, северными притоками реки Уруленгуй. (Маршрут проходит по автодороге от города Читы на Борзю, Цаган-Олуй, село Кондуй, а от него полевой 4-5 км. дорогой на северо-восток). В XIX в. Кондуйский дворец впервые был исследован одним из первых археологов Забайкалья и основателем Читинского областного краеведческого музея А.К. Кузнецовым. Свои наблюдения для широкой научной общественности он обнародовал в работе «Развалины Кондуйского городка и его окрестностей», вышедшей в 1925 году во Владивостоке. Более тщательное исследование городища были предприняты участниками Монгольской археологической экспедиции под руководством С.В. Кисилева в 1957-1958 гг. За время раскопок, вскрытая площадь составила 2500 кв.м. и были обследованы развалины дворцового комплекса. Результаты этих исследований легли в основу монографии, вышедшей в 1965 году «Древнемонгольские города». В ней содержаться бесценные сведения по реконструкции дворца, представленные в обмерных планах, рассматривается объемно-пространственная структура Кондуйского дворца.

В Кондуйском городке основу архитектурного комплекса составлял дворец с павильонами и бассейном. Он был выстроен на высокой двухметровой платформе, и окружен со всех сторон террасами на двух уровнях. Верхнюю террасу ограждала деревянная балюстрада, покрытая красным лаком. Такая же балюстрада шла и по нижней террасе, возвышавшаяся над уровнем двора на 1-1,3 м. На нижней террасе, выступая личинами наружу, были расставлены гранитные изваяния, изображавшие головы драконов, кабановидных и с рогами лани. В настоящее время их известно 124. Пять пандусов, мощенных красным кирпичом, вели на верхнюю и нижнюю террасы.

Кондуйский дворец открывался аванзалом, вытянутым с юга на север на 16,5 м. Он был трехнефным с двумя рядами колонн, поддерживающих перекрытия. Всю тяжесть здания несли скрытые в толще стен столбы, поставленные на гранитные основания (базы). Внутри здания им отвечали ряды деревянных колонн, также опиравшихся на гранитные базы. Аванзал переходил в центральный дворцовый зал с площадью около 131 кв. м, который делился двадцатью колоннами на шесть нефов. Внутри зал был расписан, о чем свидетельствует найденная расписная штукатурка. Стены были покрыты штукатуркой красного цвета, и расписаны причудливым орнаментом (росписью и лепниной), который сменялся рельефными изображениями сказочных чудовищ: драконов, грифонов, полуптиц-полузверей.

Кровлю дворца покрывала черепица с красной, зеленой и желтой поливой. Это указывает на принадлежность дворца членам императорской фамилии, так как до XYII века лишь они могли отделывать кровли своих жилищ желтой и красной черепицей. Обнаружено огромное количество обломков черепицы, покрытой зеленой глазурью, большое количество обломков отливов и концевых дисков, украшенных драконами, а также фрагменты рельефов от скульптурных украшений коньков кровли и стен здания. Преобладают части изображений драконов, растительные орнаменты и «облака». Кроме того, кровлю Кондуйского дворца украшала скульптура. Коньки крыш по обеим концам завершались головами драконов с крыльями, края были украшены узорчатыми сливами ( по ним отводилась дождевая вода) и дисками, сверкающими изображением золотистых драконов на зеленом фоне. Морды драконов с крыльями были обращены друг к другу; они как бы держали в пасти брус конька с покрывающей его узорчатой черепицей. Таких голов было двенадцать. Головы драконов меньших размеров завершали стыки скатов кровли. Кровли дворца - едва ли не одно из лучших произведений черепичного искусства той эпохи. На фоне окрестных гор в окружении цветущей степи кондуйские кровли создавали яркое впечатление.

Кроме того, на территории дворца найдено большое количество обломков фигур фениксов и химер, несколько торсов человеческих фигур в буддийском одеянии. Под черепицей в грунте найдены четыре гранитных изваяния драконов. Три из них обычные гранитные головы драконов. Четвертое изваяние - это массивная гранитная квадратная плита, один угол которой обработан в виде передней части драконо-черепаховидного чудовища, приподнявшегося на передние лапы. На плечах чудовища изображены пластинки панциря.

Рядом с дворцом находились канал и сад (или роща) из декоративных деревьев. Павильоны, беседки, был и выложенный камнем бассейн. К дворцовому комплексу с юной стороны вели парадные ворота, состоящие из двух больших боковых помещений и средней проходной части.

Сравнивая дворец в Кара-Коруме с Кондуйским, приходится признать, последний был построен в более позднее время. Доказывают это и более изысканные формы, и более богатое украшение.

На основании письменных источников Кондуйский городок располагался на территории родовых владений Джочи Касара и Исунке (племянник Чингис-хана), улус которых также включал районы Джалайнора, Хайлара и Аргуни.

Сохранились упоминания китайского путешественника, отметившего, что дворец предстал их взору неожиданно, как мираж, среди степных просторов, находясь на небольшой возвышенности, переливающийся многочисленными цветами и оттенками в лучах солнца во всем своем великолепии.

...Весь этот сверкающий красками ансамбль, по-видимому, погиб от пожара, следы которого встречались на раскопках постоянно - то в виде обугленных конструкций, то в виде ошлаковавшихся от сильного пожара обломков кирпича и черепицы.

Нужно думать, что гибель Кондуйского дворца произошла в сложные для монгольского государства годы конца XIY в. Тогда пылали не только города и усадьбы на окраинах Монголии, но был разрушен Кара-Корум с его знаменитым дворцом Угэдэя.

Русские пришли в Забайкалье в середине XII века и обживают этот край более 300 лет. В те старинные времена на месте современных сел в приграничных районах с Китаем и Монголией были лишь пограничные воинские караулы. И только примерно через 100 лет на месте этих караулов стали возникать поселки. Так возникли: Цаган-Олуй, Соктуй-Милозан, Дурой, Старый Цурухайтуй и другие караульные помещения. Кроме караула в Кондуйской пади были кочевья тунгусов и бурят. Слово «Кондуй» - предположительно, (с бурятского языка) означает «узкая падь».

Поселенцы Кондуя сначала жили в пади Алкучан в 40 км к югу от Кондуя. Из-за нехватки воды для людей и скота, а также трудностей обеспечения себя топливом и строительным материалом, они были вынуждены переселиться в падь Кондуй и начали здесь строить для себя поселок.

Известный ученый-исследователь Забайкалья и Дальнего Востока А.К. Кузнецов в своей книге «Развалины Кондуйского городка и его окрестностей» пишет: «Путешествовавший в 1772 году Паллас на местах нынешних караулов на границе нашел только казачьи посты. Большинство из нынешних казачьих поселков, называемых по-прежнему караулами, были основаны в 1773 году». Паллас, посетивший пограничную линию в 1772 году, нашел в караулах Кондуя и Цаган-Олуя по два-четыре дома, а в Дуроевском и Кайластуевском, за неимением леса, казаки жили в землянках. Абагайтуйские и Цурухайтуйские жили в юртах и балаганах, сплетенных из хвороста.

Таким образом, Кондуевский пограничный поселок, как и другие на Аргуни, был основан в 1773 году. Строительство его в основном началось в Кондуевской пади на месте караульных \воинских постов\ возле ключа, который существует и поныне.

Кондуевская падь, широко раскрывшись, уходит далеко в Урулюн-гуйскую степь и дальше на юг. Благодаря своей роскошной растительности, в те времена она составляла богатство пограничных казаков, тунгусов и бурят, во множестве кочевавших по этой долине со своими огромными табунами лошадей и стадами рогатого скота, пасшихся круглый год на тучных пастбищах

Не только обилие водоисточников \ключей, речек\ привлекало в падь Кондуй новых поселенцев, но также питательные корма для животных - сенокосные угодия, близость строевого леса и леса для топлива и, несомненно, красота самой природы Кондуевской пади.

Имело значение и самого место обоснования села. Дома казаков, а затем и каменная церковь Кондуевского поселка были расположены на красивом пригорке справой стороны речки Кондуй, между двумя параллельными грядами высоких и крутых гор Чиндачи, Боома, Убур-Булак, Сэкэтуй, которые защищали людей от разных врагов и холодных ветров. С этих гор, особенно с утеса «Сэкэтуй», \который и сейчас является красотой и гордостью села местность просматривается на многие десятки километров.

Переселенцы из Алкучана в Кондуй в основном занимались скотоводством и крайне мало земледелием. Скотоводство их было представлено бесчисленными стадами и табунами крупного рогатого скота и лошадей, и еще большим количеством отар овец, которым не было счета.

Первыми жителями села Кондуй, переселившимися из Алкучана, были братья Эповы: Иван, Фома, Прокопий, Василий Васильевичи и Афанасий Семенович*. Поэтому первоначально поселок предполагалось называть «Эповский». Начальником пограничных караулов, к которым относился и Кондуй, был тоже Эпов. В последствии Эповы из Кондуя переселились в соседние поселки. Многие из них вступили в брак с тунгусами и бурятами.

В уже упомянутой книге ученый-исследователь Кузнецов писал: «Русский тип выходцев Эповых, переселившихся в 1720 году из Вятской \Вологодской\ губернии, от которых произошло почти все казачье население насление Кондуевского поселка, совершенно выродился вследствие браков с бурятами, и выработался своеобразный тип пограничного казака-бурята-монгола, рослого, скуластого, с узким разрезом глаз, гордого и честного, хорошо обеспеченного и вообще нисколько не похожего на жителей большой проторенной цепями сибирской дороги».

Род Эповых в те времена был распространен в Забайкалье, особенно в казачьих станицах Цаган-Олуе и Кондуе, но отпрыски его уже встречались, чуть ли не по всей России, в том числе и на Дальнем Востоке. Среди них были офицеры, врачи, духовные, педагоги, купцы, но большей частью они принадлежали к казачьему сословию Казачьего Забайкальского войска.

О происхождении этого рода существует предание: предок Эповых Василий Васильевич выходец из Европейской России, вероятно еще в царствование Петра Великого, между 1720 и 1730 годами, из Вологодской губернии, скрываясь от рекрутовского набора, направился в Сибирь и поселился на постоянное место жительства в селе Зюльзя, недалеко от города Нерчинска. Отсюда его потомство начало распространятся по всему Забайкалью. В Алкучане поселились сыновья Иван и Семен. Дети Ивана представляют ветвь рода Эповых, являющихся первыми переселившимися в Кондуй. Есть литературные сведения о том, что задолго до начала постройки в селе Кондуй церкви казачий урядник Семен Эпов (1745–1785)* первый решился раскопать толстый слой наноса над курганом Кондуйского городка, который находился в 6 верстах от поселка. Под пластом наноса Эпов нашел кирпичные стены, камни, украшения, которые затем, получивши разрешение из Нерчинска, начали возить в селение Кондуй для постройки церкви. Предметы развалин Кондуйского городка-храма использовались также для постройки и украшения казаками своих домов.

Таким образом, огромные пастбища, прекрасные сенокосы, плодородные земли - все это способствовало быстрому разведению скота и накоплению больших богатств новыми переселенцами.

История продолжалась...

Один из рода Эповых - Симеон Васильевич Эпов, умирая (1785* год), завещал своей жене Марии Семеновне Эповой (в девичестве Поповой, из города Нерчинска) и детям построить церковь, на что выделялось много золота, серебра и различного скота. Богатство вдовы было поистине огромным.

Жена и дети решили построить 2-престольный храм в Кондуевском карауле. Недалеко от Кондуя нашелся готовый строительный материал для постройки - разрушенный каменный монгольский дворец.

Оттуда уже вывозились материалы - кирпич и камень, на постройку Цугольского монастыря-дацана, в том числе колонны, покрытые красным лаком (их до сих пор можно видеть в стенах дацана).

В то время был известен мастер по строительству храмов в Забайкалье протоирей Нерчинского собора Кирилл Суханов. По просьбе Эповых Суханов прибыл в Кондуй. Осмотрев предложенный ему для строительства материал, Суханов обратился к епархиальному начальству о разрешении на строительство храма. Получив благословение в 1806 году, Кирилл Суханов приступил к строительству храма на средства Эповых.

В качестве строительного материала использовались остатки развалин Кондуйского городища: камни, каменные плиты, кирпич, черепица, каменные фигуры драконов и изваяния «человечиков». Каменные изваяния, драконы, квадратные плиты с кругами использовались для украшения наружных стен церкви. В стены было вмуровано 70 каменных изваяний. На три четверти церковь состоит из «чудского» кирпича. Колокола для церкви заказывались в Москву. Всего было привезено 4 колокола, самый большой из них весил более 500 кг. Из Москвы также были привезены золотых дел мастера для золочения внутренних предметов церкви, в частности, иконостаса. Кроме колоколов из Москвы были провезена серебряная люстра на 250 свечей. Церковь строилась в старославянском стиле, кресты над куполом были позолочены, здание было обнесено солидной кирпичной оградой с железными перилами. Вместе с вделанными в стены изваяниями и драконами, решетчатыми ажурными окнами, церковь выглядела красивым храмом, блестела своей белизной, а звон ее колоколов был слышен далее, чем за 50 км.

Строились одновременно два предела, первый - главный в честь Рождества Богородицы, второй - во имя святых мучеников Кирики и Улиты. Строившийся из готового материала второй придел был окончен и освещен в том же году. Придел в честь Рождества Святой Богородицы сложен был только до половины из готового кирпича и камня. Верхняя половина его достраивалась кирпичами, изготовленными на средства М.С. Эповой. Окончательно церковь построена в 1815 году.

Есть сведения о том, что при первом освещении церкви, духовным властям не понравилось, что в стенах церкви были видны вмурованные языческие изваяния. И только после того, как изваяния были замазаны глиной, освещение церкви состоялось.

Первым священником Кондуевской церкви в 1806 году стал отец Стефан Пляскин - учитель Нерчинского духовного училища.

В 1820 году был открыт второй штат притча и назначен вторым священником отец Василий Писарев. Оба священника служили до 1825 года. После них были священники Антоний Громов и Петр* Стуков, похороненный в 1834 году у стен Кондуевской церкви. Священник Петр Виноградов прослужил при храме с 1834 по 1857 года, до самой смерти.

Воспитанник Костромской семинарии священник Павел Островский прослужил в Кондуевской церкви с 1863 года и умер в 1870 году.

Оставил след о себе отец Дмитрий Малышев, окончивший Иркутскую семинарию, служивший в Кондуе с 1882 года. При нем на средства прихожан устроен новый золоченый иконостас в приделе святых мучеников Кирики и Улиты. На церковные средства храм оштукатурен внутри и снаружи, построена каменная ограда.

За время своего существования Кондуйский храм был посещаем: 1844 году Высокопреосвященным Нилом, который, заметив труды священника Петра Виноградова по обращению инородцев, кочующих в окрестностях Кондуя, в православие, наградил его набедренником.

В 1855 году в Кондуе побывал преосвященнейший Евсевий, в 1864 и 1877 годах Парфений.

В 1874 году храм был посещаем - высокопреосвященнейшим Вениамином, а в 1880 году - Милентием епископом Селенгинским.

В церковном издании, прибавление к Иркутским Епархиальным ведомостям от 10 ноября 1884 года № 45, далее - Приб. к ИЕВ), рассказывается на основе церковной летописи история Богородице-Рождественской церкви, построенной в Кондуевском казачьем карауле в 1806 году. Автор - благочинный священник Петр Стуков, он был женат на одной из девиц Эповых.

Период после 1810 года и до конца столетия характеризуется быстрым развитием и заселением поселка Кондуй.

Успехи кондуян в развитии хозяйства, главным образом животноводства, развитие культуры, да и красота природных богатств начали привлекать сюда на поселение жителей из других мест Забайкалья. Петр Стуков свидетельствует: «Все кондуевские казаки занимаются скотоводством и разведением конских табунов. Этот род хозяйства составляет главный предмет их богатства. Некоторые из казаков Эповых имеют до 2000 голов рогатого «скота и лошадей и до 4000 голов овец». И хотя, по мере того, как ветвился род Эповых, дробились и табуны, все же в начале 20-го века (1912-1914 гг.) еще оставались крупные хозяева из числа тех, кто умело вел дело.

Вторым старинным родом, поселившимся в поселке Кондуе, были Поповы. Первым переселенцем был Василий Попов, приписанный к Кондуевской станице в чине капитана. Он прибыл в Забайкалье, как неблагонадежный молодой офицер. Старейшими жителями Кондуя являются Толпыгины и Петровы, их потомки переселились из Нерчинска. Одним из плодовитых, быстро растущих в Кондуе был род Викуловых. Первым Викуловым был Михаил, также приехавший сюда из Нерчинска. Родоначальником же рода Викуловых считается татарин Викулка, выходец из Центральной России. В последствии, в результате многочисленных различных браков между родами население Кондуя перемешалось...

Вторая половина 19 века в развитии Кондуя характеризуется значительным изменением уклада жизни казаков и крестьян, развитием их культуры, быстрым изменением состава населения. Молодежь уезжала на учебу, многие выезжали на постоянное жительство в другие районы и области, приезжали на поселение выходцы из центра России, Украины, Польши и т.д. Также население пополнялось из числа бывших каторжан и ссыльных.

Сам поселок Кондуй и его жители в дореволюционное время отличались от других сел более высокой грамотностью и общей культуры, а также более современной постройкой своих домов. У некоторых жителей села были свои богатые библиотеки, народ интересовался политической и культурной жизнью.

Петр Стуков в своей публикации отмечает: «... Стремление к образованию за последние годы у кондуевских казаков постоянно растет. На средства их, назад тому 7-8 лет (1874 г.), открыто и содержится приходское одноклассное училище, дети некоторых из них обучаются в средних учебных заведениях: при училище казаки имеют своего учителя - Николая Егоровича Эпова, коллежского регистратора, кончавшего курс в Иркутской учительской семинарии...»

В 1912 году почетным блюстителем Кондуевского училища, ставшего двухклассным, был Феофан Эпов, законоучителем - священник отец Лука Константинович* Эпов, старшим учителем Фадей Львович Эпов, младшим - Георгий Николаевич Эпов.

История села Кондуй, представленная мной требует еще много кропотливых исследований и изучения разнообразных материалов. Но я думаю, что со временем история Кондуя будет написана подробно и красочно.

Автор: Елена Львовна Бунина-Эпова, р.т. 8-3022-322053 (г. Чита)

Чита, 03.2003 г.

Использованная литература:

  • А.В. Константинов, Н.Н. Константинова. История Забайкалья (с древнейших времен до 1917 года). - Чита, 2002.
  • Гурулев А.И., Золотухина Е.Я., Шевченко Ю.С. Наш дом (История и культура Борзинского района). - Чита: «Поиск», 1999.
  • Ням-Осорын Цултэм. Искусство Монголии с древнейших времен до начала XX века.
  • Забайкалье: судьба провинции. Выпуск третий. - Чита: «Поиск», 2001.
  • Энциклопедия Забайкалья. Читинская область. Т.1. Общий очерк. Новосибирск: Наука, 2000.
  • Петряев Е.Д. Исследователи и литераторы старого Забайкалья. Очерки из истории культуры края. - Чита, Чит. кн. изд-во, 1954.
  • История Сибири. Т.1.- Л.: Наука, 1968.
  • Баринов А. Золотые тайны Забайкалья. - Чита: «Поиск», 1999.
  • Рижский М.И. Из глубины веков. Рассказы археолога о древнем Забайкалье. - Вост.-Сиб. Кн. Изд-во. 1966.
  • О.И. Кирилов, Е.В. Ковычев. Кондуйский городок и его окрестности, (статья).
  • В.Г. Эпов. Род Эповых. Чита: «Поиск», 2002.
  • Ф.И. Бальдауф. Авван и Гайро. Чита: «Поиск», 2003г.
  • Г.Е. Эпов.Кондуй - село Забайкальское, (к 200-летнему юбилею села Кондуй). // Даурская Новь - 1973. - 11 октября.
  • А.К. Кузнецов. Развалины Кондуйского городка и его окрестности. Владивосток, 1925.

Примечание: жирным шрифтом и значком * отмечены изменения, внесенные М.И. Эповым.

Другие работы