ЛИТЕРАТУРА ОБ ЭПОВЫХ

Другие работы

ВЫСОТУ ОТСТОЯЛИ

Это письмо пришло к нам в редакцию из Новгородской области.

– Дорогие товарищи! Во время Великой отечественной войны мне пришлось пройти боевой путь от полей Подмосковья до Кенигсберга. И всё это время я был в составе соединения, в котором служил ваш земляк Андрей Иванович Эпов, уроженец села Долгокыча.
Давно кончилась война, но фронтовая дружба незабываема. Очень хотелось бы знать о судьбе друга, товарища, с кем делил не только сухарь, но и свои мечты, надежды. Так случилось, что мы разошлись, потеряли связь. Долголетние, начиная с 1946 года, поиски боевого друга были безрезультатными.
Дорогая редакция, я верю, что Андрей жив. Помогите мне его разыскать.

Старший лейтенант запаса И.В. Ершов.

Да, Андрей Иванович жив. Он работает заведующим Долгокычинским ветучастком. Мы сообщили Ивану Васильевичу Ершову адрес А.И. Эпова и попросили его написать нам о боевом пути забайкальского воина. Иван Васильевич откликнулся на нашу просьбу. Мы публикуем его воспоминания.

... Лязг танковых гусениц в занимаемом противником лесу был отчётливо слышен с вечера.
– Жарко будет, ребята, на рассвете. Как обеспечены противотанковыми гранатами и бутылками с зажигательной смесью? – обходя боевые порядки, интересовался лейтенант – командир роты. – Противотанковых средств маловато, артдивизион задерживается, а с рассветом быть бою, и жаркому, – внушал он солдатам. – Глубже зарывайтесь в землю, больше гранат кладите в нишу, ближе подпускай "тигра", а потом – бросай гранаты под гусеницу, а сам на дно окопа. Землёй завалит, танк не пройдёт, а тебя откопаем. Всех не сумеет завалить, она, земля-то, наша, русская, сохранит нас...
– Товарищ лейтенант, а я его, гада, бутылкой...
– И бутылкой можно, вещь надежная.
– Ясно, товарищ комроты...

С рассветом началась артиллерийская дуэль. Маленькие "сорокопятки" вели прицельный огонь по выявленным огневым точкам противника на переднем плане. Вражеские батареи довольно крупных калибров осколочно-фугасными и шрапнельными снарядами "засыпали" наших артиллеристов и пехотинцев.

Ряды защитников высоты таяли. Лишь поле густой спелой ржи позволяло санитарам эвакуировать раненых в неглубокий овраг, где расположились тылы батальона. На перевязочном пункте стонал смертельно раненый командир роты, с перебитой кистью лежал старшина, командир второго взвода – младший лейтенант, комсорг роты, был убит. Положение создалось крайне критическое.

И вдруг по ровному густому ржаному полю на полном ходу выкатилась колонна немецких танков.
– Четырнадцать, шестнадцать, восемнадцать..., – считал кто-то из солдат.
– По штуке на брата. Панфиловцам под Москвой приходилось больше, – откликнулись рядом.

Со стороны солнца появились пикирующие бомбардировщики. Дым заволок окружающую местность, солнца стало матовым, языки пламени потянулись по ржаному полю.

– "Вторая", мне 0-1! Доложить обстановку, – запрашивает майор Морев. Вторая не отвечает. Третья – тоже. Два танковых батальона и штрафной офицерский батальон «утюжат» наши боевые порядки.

– "Роза", мне 0-1! – Запрашивает комбат Морев.
– Убит…, – отвечает телефонист, и связь прерывается.
– Офицеры управления, ко мне! Задача: восстановить не только порядок, но и положение подразделений, занимавших боевые порядки утром.
– Эпов! Во вторую стрелковую. Там ещё дерутся, помогите соседям!

И вот здесь я по-настоящему убедился в одарённости своего боевого товарища. Когда огненный смерч сметал всё живое на своём пути, он вскочил на своего тёмно-серого жеребца и помчался в направлении доверенной ему командованием роты (потом выяснилось, что в её составе оставалось 32 человека). Проскакав галопом метров триста, Андрей Иванович через голову раненой лошади свалился набок, а потом нырнул в полосу золотой ржи.

– По танкам противника – прямой наводкой бронебойными, – командует командир подоспевшего артдивизиона майор Савицкий. И заметались, как ошпаренные кипятком тараканы, фашистские танки. Словно зловещие факелы, горят шесть вражеских машин среди ржаного поля.
– Картечью по пехоте...
– Автоматчиков отсечь от танков.
– Огонь только прицельный, беречь боезапас… – слышатся голоса Эпова и Савицкого.

К двум часам дня противник вынужден был отойти на ранее занимаемые позиции. Крайне критическое положение на участке фронта было ликвидировано. За этот подвиг ваш земляк, мой сослуживец и боевой товарищ удостоен ордена Красной Звезды.

Поздравляю всех бывших воинов-сибиряков с праздником – Днём Советской Армии. Желаю им всем счастья в жизни, успехов в работе, хорошего здоровья.

Иван Ершов

"Ленинский путь", газета Оловяннинского района Читинской области, № 23, 22 февраля 1972 г.

Другие работы