ЛИТЕРАТУРА ОБ ЭПОВЫХ

Другие работы

Церковь в селе Кондуй

А ЦЕРКОВЬ УМИРАТЬ НЕ ХОЧЕТ...

В нынешнем году Кондуйской православной церкви во имя Пресвятой Богородицы и Святых мучеников Кирика и Улиты исполняется ровно двести лет.

Белокаменная красавица-церковь не может не очаровывать. Четыре колонны с вмурованными каменными изваяниями. Через десять окон полуовальной формы с ажурными решетками скупо светило солнце, словно боясь потревожить заснувшую хранительницу истории. Сохранились маленькие, как в сказке, дверь и ступеньки, ведущие на колокольню.

Какой была церковь раньше? Говорят, вся из белого гранита, с большой каменной оградой. Церковь даже теперь, когда крыши практически нет, пол завален мусором, на куполе нет креста, колокольного звона не слышно, имеет царственный вид. А стоит взглянуть внутрь, и воображение уже рисует батюшку, людей, иконы.

В учетной карточке, которая хранится в городском краеведческом музее, дано краткое описание Кондуйской церкви: «Церковь построена в 1806 году. Находится в центре села Кондуй, на пригорке, у сельского дома культуры. В качестве строительного материала использованы камни из развалин Кондуйского городка XIII-XIV века, который находится в шести километрах от села. Композиционная схема плана следующая: на продольной оси расположен алтарь (одноапсидный), трапезная и колокольня. Трапезное помещение расширено за счет придела, пристроенного справа от продольной оси. Вход, примыкающий к колокольне, устроен позднее. Стены церкви снаружи украшены декоративными вставками - изваяниями драконов, также привезенных из развалин дворца в Кондуйском городке».

Один из старожилов Кондуя - Александр Арефьевич Зайков, родившийся в 1919  году, хорошо помнит, какой была церковь до ее закрытия. «Внутри всё сияло золотом, было много красивых икон, подсвечников, старинных книг, - говорит он. - Службу вел священник Лука Константинович Эпов. Хор певчих состоял из местных прихожан».

Из книги «Род Эповых» известно, что построена церковь вдовой казачьего урядника Семена Васильевича Эпова - Марией Семеновной, родившейся в Нерчинске. Строила она церковь вместе со своим сыном Василием.

Семен Васильевич Эпов был младшим из четверых сыновей Эпова Василия Васильевича, который переселился в наши края из Вологодской губернии. Переселился потому, что не хотел служить в армии 25 лет, чтобы избежать рекрутского набора. Он жил в селе Зюльзя Нерчинского района, помогал строить церковь. Младшему сыну Семену перед своей кончиной наказал пристроить придел в Торгинской (Илимской) церкви, в том же, Нерчинском районе. Семен Васильевич прожил всего сорок лет, и отцовский наказ исполнила его жена Мария Семеновна. Но она вместо придела к Торгинской церкви возвела каменную церковь в Кондуе. Плиты, камни и кирпич, взятые из развалин Городища, возили на лошадях и верблюдах. В стены храма толщиной около метра также вмуровано более шестидесяти каменных изваяний драконов

Удалось найти другую версию появления рода Эповых в Забайкалье Мы сидим в небольшой, уютной кухне с правнучкой знаменитой устроительницы церкви - Рогалевой Татьяной Ивановной (в девичестве Эповой). Рассказ Татьяны Ивановны о появлении Эповых в Забайкалье расходится с известными версиями. Со слов своей матери и отцовой тетки, Татьяна Ивановна говорит, что жили тогда Эповы (фамилия была другая - Еповы) не в Вологодской губернии, а в Смоленской. И попали они в Забайкалье не потому, что не хотели служить 25 лет в армии, как было тогда. А по другой, страшной причине. Купчиха Мария Семеновна Епова жила со своими дворовыми крепостными людьми очень крепко: были и хорошие мастера, и тучные стада скота. В семье было пятеро сыновей и две дочери. Все бы ничего, но ежегодно царю на службу нужно было отдавать молодых людей и снаряжение (седло, лошадь, одежду), иногда хлеб и скот. В подчинении Еповых было пять тысяч крепостных. Однажды темной ночью государевы люди, как всегда, явились за тем, чтобы забрать людей царю на службу. Под предводительством Марии Семеновны государевых людей убили - так не хотелось матери отдавать сыновей и крепостных. В ту ночь царские люди успели убить хозяина.

Что было делать? И хозяйка решила уйти в Сибирь. Все пять тысяч человек крепостных людей подались в Сибирь. Шли пешком, гнали с собой скот. Путешествие их началось глубокой осенью. Люди даже не представляли, что в пути их может застать мороз. По дороге останавливались. Забивали скот и тем питались. В дороге были семь лет. За это время Епова женила сыновей, выдала замуж дочерей, оставив их с приданым, кого в Омске и Новониколаевске, а кого в Иркутске, Сретенске и Нерчинске. Конечно, своих детей она выдавала за материально обеспеченных людей. Зачем она это делала? Да чтобы сохранить сыновей от царского гнета и погони. С ней остался один сын. В дороге умирали слабые и старики, и рождались дети. Но всегда при хозяйке были священник, портные, повара и другие хорошие мастера.

Про Епову говорили, что она была красива: черная коса вокруг головы, среднего роста, полноватая. Но очень крутого и сурового нрава. На седьмой год пути остановились в пади будущего Кондуя. Понравилось место. Лес, белый камень, который был пригоден для строительства. Сначала, как истинные христиане, подобрали место под церковь. Потом стали готовиться к зиме, строить бараки. Рассказывают, что какое-то время был мор. Пало много скота, умерло много детей. Когда в начале XIX века переписывали население, Еповы заменили свою фамилию на Эповых, «чтобы царь не узнал, кто убил дворовых людей». Самому младшему сыну Василию нашли невесту по имени Полухерия. Она и была бабушкой автора этих строк. «Василий мне дед. Он помогал строить церковь. В возрасте 80 лет хозяйка умерла, прожив в Кондуе более двадцати лет. Была и похоронена при церкви.

В 1929 году одни глумились над церковными колоколами и сбрасывали их вниз, растаскивали и ломали иконы, другие вскрыли могилу хозяйки, чтобы ограбить, но ничего не нашли. Все они умерли за через год, причем насильственной смертью».

Смотрю на Татьяну Ивановну и думаю, наверное, она похожа на свою прабабушку: ей 60 лет, но выглядит моложе лет на десять. Волевой взгляд, решительные движения. «Нас много, - говорит она, - но никто не пошел по торговой части. Только я. Недаром один человек сказал мне: «Раньше была бы ты купчихой!».

Что осталось в доме Эповых от прабабки? Сохранилась серебряная ложка, отлитая в Кондуе мастером самой Марии Семеновны. На ней буквы «ЕИС». Еще есть старинная икона, именно ее привезли тогдашние Еповы из Смоленской губернии: А еще зеркало, сделанное мастерами Марии Семеновны. Какая же версия достоверна? Та, что в книгах, или та, что рассказала потомок знаменитой фамилии Еповых?

Так или иначе, мы должны быть благодарны Марии Семеновне Эповой.

Я держу в руках ксерокопию книги «Род Эповых», изданной в Санкт-Петербурге в 1899 году. В предисловии написано: «Людям, которые по одному своему рождению занимают высокое общественное положение, не трудно играть видные общественные роли. Но людям, не имевшим ничего подобного, надо обладать выдающимися нравственными силами, чтобы приобрести всеобщее уважение и любовь в той среде, в которую поставила их судьба. Очевидно, что только ум, энергия и самопожертвенная деятельность на пользу общую могли создать те имена многим из наших предков, которые с благодарностью вспоминаются нами теперь».

...Церковь не один раз собирались реставрировать, но всегда не хватало средств. А церковь как будто просит помощи. Строятся модные бутики, кафе и бары. Неужели оскудела наша русская Земля людьми, какой была Мария Семеновна? Нельзя бездействовать. Надо скорее спасать прекрасный памятник архитектуры.

А церковь умирать
не хочет, нет!
В ночи беззвучно
бьет колоколами.
Там пахнет ладаном,
лампадок свет
Горит перед святыми
образами.

Дарья ЮРИНСКАЯ, ученица школы № 240, г. Борзя

Газета «ЗАБАЙКАЛЬСКИЙ РАБОЧИЙ» № 172(24618), 5 сентября 2006 года

Другие работы