ЛИТЕРАТУРА ОБ ЭПОВЫХ

Другие работы

РОД ЭПОВЫХ

Книга содержит сведения о роде Эповых не только в Забайкалье, но и в других городах России.

Предисловие

В 1899  году в Санкт-Петербурге Василием Константиновичем Эповым была издана книга "Род Эповых".
Род Эповых дал России и Забайкалью врачей и офицеров, купцов и духовных служащих, педагогов и горных инженеров, казаков-землепашцев. Сейчас в Забайкалье проживает одиннадцатое поколение рода Эповых.
Известные люди рода Эповых: Василий Васильевич - основатель рода, Марья Семеновна - организовала построение церкви в с. Кондуй, Гавриил Васильевич - построил церковь в с. Цаган-Олуй, Афанасий Елиферьевич - педагог, Антуанетта Афанасьевна - ученый-химик, лауреат Государственной премии СССР, Александр Фадеевич - председатель Читинской областной Думы, Владимир Павлович - бывший заместитель председателя Читинского облисполкома, Иван Еферьевич - фельдшер, основатель первой в Читинской области колхозной больницы в с. Долгокыча, Геннадий Елисеевич - полковник медицинской службы, Иван Никитович - бывший главный геолог треста "Забайкалцветметразведка", Владлен Геннадьевич - инженер-электрик, создатель "Новой теории относительности" и другие.

Выражаем благодарность краеведу Забайкалья Жеребцову Геннадию Александровичу за составление генеалогической таблицы рода Эповых.

Благодарим спонсоров Эповых: Михаила Ивановича, Виктора Яковлевича, Владлена Геннадьевича. У них можете приобрести книгу "Род Эповых".

Кто следующий из Эповых продолжит историю рода Эповых?

В.Г Эпов, 10.11.2002 г.

Род Эповых в настоящее время очень распространен в Забайкалье, в особенности в казачьих станицах Цаган-Олуе и Кондуе, но отпрыски его встречаются уже едва ли не по всей России. Так, есть члены этого обширного рода и на Дальнем Востоке, и в Петербурге. Среди них встречаются и духовные, и врачи, и офицеры, и педагоги, и купцы, но большей частью они принадлежат к казачьему сословию Забайкальского казачьего войска.
О происхождении этого рода существуют предания, и, как во всяких преданиях, встречаются некоторые разноречия. Общее в них одно: предок Василий Васильевич Эпов был выходцем из Европейской России, вероятно, еще в царствование Петра Великого, между 1720 и 1730  годами, из Вологодской губернии. По одним рассказам - из города Великого Устюга или Яранска, по другим - из деревни Мышкино Яранского уезда. По одним - это был мещанин, по другим - государственный крестьянин. В семье было пять сыновей и две дочери. По смерти отца мать, не будучи в состоянии пропитывать малолетних детей, принуждена была выйти замуж. Вышла она за кузнеца Мокея. Когда братья Еповы достигли совершеннолетия, то некоторым из них надлежало пойти в солдаты, а в солдаты в то время брали поимкою. При содействии отчима братья несколько раз укрывались от поимки. Когда же скрываться стало невозможно, то Мокей стал говорить своим пасынкам, что рекрутского набора им не избегнуть, и предлагал переселиться в Сибирь, куда тогда дозволялось переселяться беспрепятственно. Василий Васильевич (средний из братьев), много слышавший о богатствах Сибири, один из всех братьев пожелал переселиться туда. Отчим его, Мокей, выхлопотал ему у начальства паспорт на переселение в Сибирь, и Василию Васильевичу оставалось только отправиться в далекий край, но у него не было совсем денег. Тогда он у своего отчима научился кузнечному и слесарному, и насечке на железе серебром мастерствам и стал по ночам ковать гвозди и продавать их. Таким образом он заработал 70  копеек, с которыми и направился в Сибирь. Так как денег у него было очень не много, то он пристроился к обозным ямщикам и помогал им запрягать, выпрягать и погонять в дороге лошадей, за что ямщики его кормили и везли. Из Красноярска пристроился он к охочим людям, с которыми доехал до г. Иркутска. Здесь он записался в цех, занялся кузнечным и слесарным ремеслом, но этот труд приносил мало пользы Василию Васильевичу. В Иркутске он много наслышался от прохожих и проезжих людей о привольных местах Забайкалья и решил перебраться туда. Прибыв в г. Нерчинск, он вскоре женился. Здесь он уже не занимался ни кузнечным, ни слесарным ремеслом, а плотничал. Мастерством своим он приобрел состояние, был в почете у общества, служил по выборам казенщиком, т.е. сборщиком податей, и по каким-то случаям два раза ездил (по местному выражению "бегал") в Иркутск, в последний раз - на своей верховой лошади.
По рассказу С. Е. Епова, он в Нерчинске прожил только три года, но жить здесь ему не понравилось, и, скопивши немного денег, Василий Васильевич задумал переселиться вверх по течению р. Нерчи, узнав, что эти места удобны для хлебопашества и скотоводства. Желая заняться скотоводством и хлебопашеством, он переселился в долину пади Хилы. Река Хила впадает с правой стороны в р. Нерчу. Тут прожил он полгода, но и это место ему не понравилось, и он переехал еще выше в падь по речке Илим (иначе Торга), впадающей в р. Нерчу тоже с правой стороны. Но и тут Василий Васильевич прожил только один год - ему и это место не понравилось. Он поднялся по течению Нерчи еще выше и остановился в местности, называемой Большим Лугом. Это место особенно понравилось Василию Васильевичу, и он построил здесь дом. В это же время недалеко от него, около устья пади Зюльзы, жили два домохозяина: Бутин и Малков. Река Зюльза впадает в Нерчу с левой стороны. Познакомившись с Василием Васильевичем, Бутин и Малков стали звать его переселиться к ним. Василий Васильевич согласился и снова переселился, но в Зюльзе уже остался навсегда.

В Зюльзе у Василия Васильевича родились четыре сына: Никита, Прокопий, Иван и Семен. Когда его дети выросли, то как раз в это же время от начальства последовало распоряжение о причислении всех переселенцев к каким-нибудь сословиям. Василий Васильевич с двумя старшими сыновьями, Никитой и Прокопием, приписался в крестьяне горного ведомства, а младших, Ивана и Семена, записал в казаки, желая сделать их вольными людьми. Кроме сыновей у Василия Васильевича были две дочери: Ирина и Катерина. Ирину он выдал за Беломестнова, а Катерину - за Зенкова. За Беломестнова была просватана младшая - Катерина, но когда приехал жених, то Василий Васильевич отдал старшую, говоря: "Если вам не нужна невеста, то возьмите 50  рублей".

На Зюльзе Василий Васильевич, кроме своего мастерства, занялся скотоводством. Рогатый скот покупал перед летом и продавал на зиму и, вообще, так успешно повел свои дела, что скоро разбогател. Кроме большого количества рогатого скота имел до 600  голов конного табуна (по С.Е. Епову - до 1000), любил масть вороную, отдавая за одну вороную лошадь две белых. От избытка средств он много выделял на постройку церквей Торгинской и Зюльзинской.

По причислении к крестьянскому сословию Никита и Прокопий стали отбывать всю повинность горнозаводских крестьян. Повинность эта состояла в следующем: богатые крестьяне должны были доставлять на заводы по семь кубических саженей угля с каждого человека мужского пола, способного к работе, а бедные по очереди уходили на заводы работать на 25  лет. Так как братья Еповы считались богатыми, то доставляли на заводы уголь. Доставку же эту они производили наймом. Так же поступали и дети Никиты и Прокопия, отчего, в конце концов, обеднели. Тогда стали брать людей для горных работ и из Еповых. Некоторые из них переписались в мещане, а когда разбогатели - в купцы. Потомки же Еповых, оставшиеся в крестьянах, продолжали относить всю тяжесть крестьянской повинности до 1851  года, когда все они были записаны в пешее Забайкальское казачье войско. В этом звании потомки Василия Васильевича и до настоящего времени проживают в селении Зюльзя (ныне поселок Зюльзинский). Два брата из рода Еповых, оставшихся в Зюльзе, Петр и Алексей Григорьевичи, со своими семействами перечислились в Уссурийское казачье войско. Они переселились в станицу Козловскую на р. Уссури. Петр Григорьевич переселился по распоряжению начальства, а Алексей добровольно, по вызову брата, в 1867  году. Около 1760  года, вероятно, для устройства границы с Китаем начальство вызывало людей из податного сословия в пограничные казаки. Василий, переводя двух младших сыновей в казаки, отдал две тройки вороных, а старшие два сына остались по их желанию в крестьянах на Зюльзе. Младшие сыновья сначала выехали в Цурухай (Цурухайтуй), а оттуда постоянно подвигались вверх по Аргуни до Абагайтуя и, наконец, поселились в Олкучане. Иван был женат в Зюльзе на Агафье Павловне Раздобреевой. На службе в казаках он дослужился до чина сотника. До прибытия братьев и во время их первого здесь пребывания по границе было расположено десятское войско. Из Олкучана Иван переселился в Чиндант. По смерти Ивана дети его: Павел, Трофим, Григорий, Никита и Василий возвратились в Олкучан, где жили долго и разъехались в 1820-м году в Соктуй и Кондуй. В Кондуе у Василия Ивановича родились дети: Поликарп, Давыд и Гаврила. Гаврила Васильевич с сыновьями Александром и Егором построили церковь в Цаган-Олуе. Третий сын Гаврилы - Алексей - медицинский фельдшер в селе Соктуе. Дочери Гаврилы: Наталья, Мария, Офимья. Дети Давыда Васильевича: Агапофод, Иван, Трофим, Константин, Лавр, Афиноген, Петр, Олимпиада.

Младший сын Василия Васильевича (выходца из России), Семен, женился в Олкучане на Марье Семеновне Поповой из г. Нерчинска, служил урядником, жил и ум. в Олкучане. У него было пять сыновей: Василий, Егор, Никифор (помер в Олкучане в 1806  году), Афанасий и Максим. Дочь Прасковья вышла за священника Василия Писарева на Тургу.

Старший сын Семена, Василий, жил 90  лет, имел детей от первого брака с Марфой Ерофеевной Перебоевой: Дарью, Офимью, Ульяну, Татьяну, Елизавету и Федосью. От второго брака с Авдотьей Петровной Вершининой были сыновья: Ферафонт, Василий и Прокопий, дочь - Ирина. От третьего брака с Варварой Алексеевной Портсяной имел сыновей: Фому, Ивана и дочь Анну. Он служил казаком 37  лет, был в Иркутске по собственным надобностям, растратил денег до 1000  рублей серебром. Помер он в ноябре 1855  года. Дочери Василия были выданы: Дарья - за Истомина, Офимья - за Березовского, Ульяна - за священника Стукова, Татьяна - за Белокопытова, (Елизавета ум.ла в девицах), Федосья - за Пушкарева, Ирина - за Софронова и Анна - за Денисова.

Второй сын Семена Егор родился в 1778  году 3-го ноября, ум. в 1855  году 7-го апреля. Женат был на Анне Алексеевне Кобылкиной. Имел сыновей: Андрея, Константина, Афанасия, Егора и Николая; дочерей: Евдокию, выданную за дьячка Александра Виноградова, и Дарью, выданную за Алексея Золотухина.

Дети Егора: Андрей был женат на Анне Львовне Кармановой. Их дети: Савва, Максим, Андрей, Иосиф, Мефодий, Марья, Аграфена, Елена, Елена и Федосья.

Афанасий был женат на Ирине Гаврильевне Деревниной. Их дети: Егор, Татьяна, Федосья, Авдотья, Васса и Александра. Егор (сын Афанасия) был женат на Ирине Дмитриевне Токмаковой. Их дети: Иннокентий, Еферий и Елена. Константин Егорович в первый раз женился на ... (?) Алексеевне Токмаковой. От этого брака родились Марфа и Анемподист. Второй раз женился на Екатерине Егоровне Беломестновой. От этого брака родились: Елисей, Евдокия, Иван, Василий, Николай, Василий, Анна.

Егор Егорович был женат на Татьяне Ивановне Бутариной. Их дети: Парасковья, Катерина, Авдотья, Иван, Николай и Афанасий.

Николай Егорович был женат на Наталье Давыдовне Колесниковой. Их дети: Анна, Аксинья, Клавдия, Евлампия, Марья, Улита, Григорий, Петр и Алексей.

Прадед наш, Семен, ум.ший в сорок лет, оставил жене и детям хорошее состояние. При смерти своей Семен полагал пристроить придел к Торгинской церкви. Этот обет жена его Марья заменила постройкою в 1806  году в Кондуе каменной церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы и святых мучеников Кирика и Улиты. Для постройки церкви главная часть материала, т.е. кирпич и камни, взята была из развалин древнего города при устье долины Кондуя и известного под названием "Городки" или "Кырем". Строительнице по тогдашнему малолюдью церковь стоила до 80  тысяч рублей ассигнациями (около 23  тысяч рублей серебром) и она, до того проживавшая в Олкучане, а переселилась с Афанасием и Василием в Кондуй, а Егор оставался в Олкучане до 1831 года, заведуя обширным по тогдашнему времени хозяйством. Марья прожила после постройки церкви еще 18  лет, была известна благотворительностью не только по Нерчинскому, Нерчинско-Заводскому округам, но даже в Иркутске. По всему видно - приобретение капитала тогда было возможно. Василий Васильевич (выходец) при своих мастерствах занялся хозяйством и развел табун лошадей до 600  голов. Каждому из детей оставил по 150 штук. Семен оставил жене и детям табун не в 150, а уже в 600 голов и 400 голов рогатого скота. В это время было значительное требование лошадей и скота на горные заводы и заграницу. Марья Семеновна продавала гурты по высоким ценам и скопила достаточное количество денег на постройку церкви и на прочие потребности. В 1820 году она детей разделила и сама осталась с Афанасием при 600 головах табуна, а другие 600 отдала прочим сыновьям, т.е. Василию, Егору и невестке, жене Никифора, Прасковье Логиновой-Дунаевой с детьми Иваном и Антоном. Вот почему дети Афанасия должны более благодарить бабушку Марью Семеновну. Афанасий после смерти матери уделил братьям еще по 30 голов табуна. Из сведений, дошедших верным путем, известно, что и шкатулка при Афанасии осталась пополнее, чем те, которые достались другим братьям.

Вышеупомянутые развалины (городки) около Кондуя должно быть были или огромным домом владетельной особы, или языческим храмом (капищем). Всего вероятнее, что это был дворец монгольского владетельного князя, называвшегося Дайкон или Кон-тайжа. "Кон" - имя, "тайжа" - князь (тайдзи). Отсюда и получилось название двух речек - Кондай или Контай. По крайней мере среди монголо-бурят существует предание, что здесь жил князь Дойкон или Контойжи. Должно быть, здание было довольно прочной постройки, так как в развалинах найдено много хорошего материала: желтой и зеленой черепицы, крепкого кирпича, каменных грубых изваяний людей и драконов. Один дракон был составлен из четырех камней. Из этих камней два заложены при входе в церковь, а два другие увезены в Иркутск Преосвященным Нилом в 1847  году. Материал для выделки этих изваяний взят был из местности, называющейся Игадер Могойтуй, из утеса Мекажет, находящегося в 20  верстах от развалин.

В воеводских управлениях Нерчинска и Верхнеудинска можно найти сведения, что во второй половине XVIII столетия (около 1860  года) сделан был вызов в казаки желающих из русских, бурят и тунгусов. Казаки по границе с Китаем существовали и прежде, но очевидно их было недостаточно для охраны вновь проведенной границы от Тунки до Усть-Стрелки и от Стрелки до Горбицы.

Здесь в рукописи А.Е. Епова потерян листок. Из последующего видно, что в нем говорилось об устройстве казачьего войска, и приводилась некоторая характеристика начальников.

Продолжение рукописи:
... Из них некто Херхеров у жены Семена Марьи купил 11  чарок монгольского серебра (4  ф. 22  зол.) и отказался от платежа, сказав: "Это нечисто и контрабанда, и должно поступить в казну". Другой Дроздов у той же Марьи Семеновны купил три конца канф и расплатился тем же способом, сказав, что это "нечисто". Довольно удачный способ обращать нечистое в чистое. Молодцы начальники не стеснялись и из черного довольно свободно делали белое. Они руководствовались мудрым правилом, чтобы овцы были тучны, пастыри веселы и волки не голодны.

Нынешние потомки Еповых изменили первую букву на "Э". Трудно сказать, чем они руководствовались, может быть современным произношением. Сколько я могу припомнить - первый стал писать нашу фамилию через "Э" сотник Андрей Андреевич Эпов. Его примеру последовали и другие.

Продолжение истории рода Эповых.

Фамилия Эповы в настоящее время очень распространена в Забайкалье. Да и не только в Забайкалье. Много Эповых в Иркутске, Улан-Удэ, Новосибирске и других городах России.

Ученый-исследователь Забайкалья А.К. Кузнецов в своей книге "Развалины Кондуйского городка и его окрестностей" (Владивосток, 1925  г.) пишет: "Русский тип выходцев Эповых, переселившихся в 1720  году из Вологодской губернии, от которых произошло все казачье население Кондуйского поселка, выродился вследствие браков с местным населением, и выработался своеобразный тип пограничного казака - рослого, скуластого, с узким разрезом глаз, гордого, честного, хорошо обеспеченного и вообще мало похожего на жителей большой, проторенной цепями, сибирской дороги".

В 1973  полковник медицинской службы Г.Е. Эпов к 200-летнему юбилею селе Кондуй писал: "Первыми жителями села Кондуй были Эповы, поэтому поселок можно было назвать Эповский". (Газета "Забайкальский рабочий").

Краевед В. Лобанов в газете "Ваша реклама" №  30, 1997  г. называет Эповых "пионерами города Читы, верными сынами России".

Краевед ГА. Жеребцов в газете "Казачий караул" от 12  июня 1991  года, а также в газете "Экстра" №  2, 2002  г. пишет, что среди старожилов Забайкалья одним из самых известных является род Эповых.

О жизни Эповых в Забайкалье писал известный писатель Б. А. Костюковский ("Земные братья". - Москва, 1975, с. 190-196).

Писатель И. Подорожанский в книге "Фельдшер Эпов" (Чита, 1947  г.) так писал о работе медика Ивана Эпова в Забайкалье в дореволюционное время: "Метался он по станицам, а станицы метались в тифу. Своего коня нет, чтобы поехать куда важнее. Ездил так: примчит из дальнего села старый бородач: "Фершал, едем, баба помирает". Двое суток погоняет лошадей, доскачут, а следом еще из двух сел летят вдогонку мужицкие телеги. Один тянет на север, другой - на юг. У обоих смерть заглянула в избу". Когда началась гражданская война в Забайкалье, Иван Еферьевич Эпов был направлен фельдшером в первый Аргунский казачий полк, который перешел на сторону красных.

В Календаре знаменательных и памятных дат истории здравоохранения Читинской области за 1994  год библиограф-краевед Р.И. Цуприк так писала о нашем земляке И.Е. Эпове: "В с. Долгокыче жил редкостный человек богатырского сложения, не поддающийся старости, добрый как сама русская душа, человек большой души, всего себя отдавший людям".

В книге "Красногвардейцы и партизаны", сборник воспоминаний участников гражданской войны в Забайкалье (Чита, 1957  г.), удалось установить имена только немногих героев-учителей (А. Эпова, Г. Эпова), отдавших жизнь в борьбе за Советскую власть в Забайкалье.

В Читинскую областную Книгу памяти занесено очень много имен земляков-забайкальцев Эповых, которые в 1941-1945 гг. сложили свои головы на полях сражений, пали смертью храбрых.

История рода Эповых продолжается...

ЭПОВ Владлен Геннадьевич, Чита, 2002 г.

Другие работы