ЛИТЕРАТУРА ОБ ЭПОВЫХ

Другие работы

НИКИТИЧИ

Первое мое знакомство с сайтом рода Эповых в 2005 году было не только погружением в историю большого рода и его замечательных представителей, но приятным открытием. На страницах сайта я узнала, что исследователи рода Эповых Михаил Иванович Эпов и Сергей Евграфович Эпов активно ищут информацию о родных братьях моей бабушки. Краткие анкетные данные братьев были размещены на самом сайте в рубрике "Неизвестные Эповы", также я нашла запросы Сергея Эпова по братьям на форуме общества "Мемориал".

С того времени наша переписка и обмен материалами стали регулярными, с моей стороны больше записанные семейные истории и фотографии из семейного альбома, а со стороны исследователей архивные материалы, - все это помогло обобщить разрозненные сведения и пополнить одну из малоизвестных страничек представителей рода Эповых.

Среди исследователей рода Эповых родные братья моей бабушки именуются "Никитичами" - это Федор (1911-1943), Николай-Старший (1919-1975), Николай- Младший (1922-1993) и Иннокентий (1924-1949).

Родители Никитичей

Родители братьев забайкальский казак Никита Федорович Эпов (ветвь "Ивановичей") и его жена Евфимия Федоровна до революции проживали в станице Соктуй-Милозан в приграничном районе с Китаем и Монголией. Никита Федорович, участник первой мировой, был награжден за храбрость. С войны вернулся инвалидом, тяжелейшая контузия. Евфимия Федоровна (в девичестве Тюкавкина) из семьи православных тунгусов (забайкальских эвенков).

Никита Федорович Эпов, казак, уроженец ст. Соктуй-Милозан. Дата рождения (примерно) 1878-1880. умер 1928.


Евфимия Федоровна Эпова (Тюкавкина), уроженка ст. Соктуй-Милозан (1876-1951).




Семейное фото, примерно, 1929-1930 гг.
Стоят слева от мамы Евфимии Федоровны Анна (г.р. 1917) и Николай-Младший (г. р. 1922), сидит Николай-Старший (г. р. 1919 г.).
Справа стоит Иннокентий самый маленький из братьев, ему 3-4 года.

В разгар междоусобицы гражданской войны эмигрировали в Северо-Восточный Китай, проделали длинный путь через Монголию по зимней дороге с двумя маленькими детьми семилетним Федором и грудной Нюрой1. Поселились Эповы на небольшой станции Якэши2 КВЖД (Якеши или Якиши), где они жили среди соотечественников, большая часть которых была из забайкальских переселенцев.

В Маньчжурии родились оба Николая и Иннокентий. Большая семья жила бедно, так как рано потеряла кормильца. С первой мировой у Никиты Федоровича оставалась сильная контузия, именно из-за нее он так рано умер (1926 г.).

Младшие братья были совсем маленькими, когда не стало отца. Поднять младших братьев вдове помогали быстро повзрослевшие старшие дети Федор и Анна, с четырнадцати лет они отправились на заработки в большие города. Федор начинал учеником сыровара в Хайларе, потом работал мастером в харбинской маслодельной. Уже в Харбин к нему приехала повзрослевшая Аня, в свои четырнадцать лет она подрабатывала на разных работах: водилась с детьми в богатых семьях, прислуживала, работала в торговых лавках.

Большую часть своего заработка они передавали маме, чем поддерживали ее и трех младших братьев.

Старший брат - Федор Никитич Эпов (1911-1943)

Федор Никитич Эпов (1911-1943).
Фото слева - конца 30-х. Справа: Ф. Эпов, 1940

Федор после смерти отца остался за кормильца, а ему не было и пятнадцати. На его плечи легла ответственность за судьбы пожилой матери и младших братьев. Юношей он уехал в Хайлар на заработки, обязав сестренку помогать матери в воспитании мальчишек.

Самостоятельность и ранняя ответственность сформировали сильный и волевой характер Федора. Не по годам он смотрелся взрослее своих сверстников. Уже в шестнадцать лет освоил профессию сыровара и вскоре стал неплохим мастером в своем деле.

Постоянно занимался самообразованием: много читал, изучал английский, живо интересовался историей. Федору не суждено было окончить школу.

Федор был активистом молодежных патриотических организаций, членом военного союза3 с 1935 года. Его активное участие в националистическом движении больше отражала его идеалистическую веру в освобождение Родины от большевиков и диктатуры, чем желание убивать. Из воспоминаний бабушки, Федор, обладая недюжей силой, был добрым и терпимым. Редкие выходки младших братьев его могли вывести из себя. Для братьев он был, примером для подражания и непререкаемым авторитетом.

Федор умер в 1943 году. Кишечная инфекция и молодой, здоровый Федор угас в считанные дни. Смерть непонятная и странная, но в то время на территории Маньчжурии были не редки случаи загадочных смертей в среде активистов белоэмигрантского движения. Кто приложил к этим смертям руку, НКВД или японская разведка, - до сих пор не известно.

Жена Федора Анна Марчевская после его смерти так и не вышла замуж. Она и ее сестра Капитолина Марчевская поддерживали родственные отношения с моей бабушкой и были ее лучшими подругами. Мама вспоминала, что ее еще девочкой поражала огромная библиотека Анны Марчевской, которую она собирала вместе с Федором.

Младшие Никитичи

Два брата в семье Эповых по прихоти и несговорчивости священника стали Николаями. Когда крестили младшего Николая, священнику, только что нарекшему младенца именем попытались возразить, мол, есть у нас уже Николай, батюшка, на что тот строго парировал: "Вы, что не хотите счастья своему ребенку?! Пусть будут два Николая, ничего страшного!"

Тут же окунул младенца в купель, да с такой силой, что тот несколько секунд после окунания не давал признаков жизни. Когда младенец наконец-то ожил и закричал во весь голос, батюшка с удовольствием заключил: "живучим будет!". Может быть, это первое испытание на выживание и "неуступчивость" батюшки сменить Святого покровителя помогли Николаю пережить десятилетний ад колымских лагерей.

Путаницу родители решили просто, добавив братьям к имени приставки "Старший" и "Младший". Не смотря на одинаковые имена, братья разительно отличались друг от друга. Взрывное и порой неуправляемое поведение Николая-Старшего контрастировало с покладистым и мягким характером Николая-Младшего. Старший - непоседа и драчун, часто бывал зачинщиком заварушек с молодыми китайцами, был отличным наездником и не раз побеждал в соревновании среди юных казаков по джигитовке. Младший в детстве был похож на ангелочка не только своими кудрями и огромными глазами, а также покладистым нравом и любовью ко всякой живности.

Фото, примерно, 1933-1934 гг.
Николай-Младший в обнимку с самым преданным другом братьев. На этой неказистой кобылке Николай-Старший поражал сверстников чудесами джигитовки и побеждал в заездах юных наездников.

Фото, примерно, 1933-1934 гг.
Слева Иннокентий с шенком.
Справа стоит Николай-Младший.

Потеряв рано отца, братья росли под присмотром старшего Федора и сестры Анны. Поддержка старших дала возможность братьям окончить якешинскую начальную школу. Николай-Младший учился в четырехлетке в период 1930-1934 гг., вслед за ним учился в школе младший брат Иннокентий.

Фото 1935 г. учеников якешинской школы (ст. Якеши, Маньчжурия). Торжественное построение на праздник СВ. Троицы. Второй справа Иннокентий Эпов (9 лет).

В среде Харбинской эмиграции всегда поддерживалось юношеское патриотическое воспитание. В семье и в школе, а также в различных общественных объединениях прививалась любовь к Родине.

Не были равнодушными к судьбе России ни отцы, которые покинули ее еще в гражданскую, ни их дети, выросшие уже на чужбине. С самого детства ребята получали казачье военное воспитание, готовились стать на защиту Родины.

Младшие Никитичи, следуя примеру старшего брата, уже в школе были активными участниками движения юных патриотов. Мальчишек, конечно, привлекала военная романтика и настоящая строевая подготовка.

Оба Николая, а после и Иннокентий, с восемнадцати лет поступили на военную службу в отряд Асано4. Братья были одними из первых курсантов школы отряда Асано, в 1939 году окончили курсы и продолжили служить в отряде уже в звании старшего унтер-офицера. Младший Иннокентий поступил на военную службу гораздо позже в 1942 году, до роспуска отряда Асано он успел только пройти сокращенный курс военной подготовки полуторагодичный вместо трехгодичного.

Трудно сказать, этот шаг братья сделали добровольно или по принуждению. В конце тридцатых годов Правительством Маньчжоу-Го был принят закон о всеобщей воинской повинности для русской эмиграции как одной из народностей коренного населения Маньчжурии. Обязательному призыву на военную службу подлежали юноши от 18 лет.

Скорее всего, братьев привлекало в военной карьере романтика, красивая форма, экипировка с кривой японской саблей, школа выживания и военного мастерства. Плюс казачье патриотическое воспитание, сформировавшее с детства у ребят положительный образ защитника и война.

Не последним в выборе службы была возможность регулярно получать хорошее жалование и поек. В Маньчжурии во время войны молодым людям, да еще выходцам из эмигрантов, было сложно найти работу с постоянным заработком.

Самое страшное, что эти юноши были приговорены с самого начала их службы в отряде Асано. Один из командиров отряда подполковник Гурген Наголян работал на советскую разведку и передал НКВД полный список состава отряда вплоть до рядовых.

Отряд Асано был распущен японцами весной 1945 года. Братья не участвовали ни в одной диверсионной или военной операции против Красной Армии, вступившей в Маньчжурию в августе. Однако, в ноябре 1945 года Николай-Мл. и Иннокентий были задержаны группой СМЕРШ 36-й Армии (видимо, по имеющейся агентской информации о членах отряда).

Братья были направлены в лагерь для интернированных, дальше арест и обвинение в участии в антисоветской организации, по ст.58-4 УК РСФСР и осуждение на 10 лет исправительно-трудовых лагерей (приговор для братьев вступил в силу в начале 1948 года).

Николай-Младший после освобождения из лагеря прогуливается по сибирской деревне. Фото 1959 г. Из письма жены Николай узнал, что в 1949 г. умерла от дифтерии его единственная дочь Тамара (г. р. 1945), а жена решила уйти к другому. Надо начинать новую жизнь, ведь от старой ничего не осталось...

За то, что братья числились в казачьем резерве и ни разу не выстрелили, Николай отмерил сполна десять лет колымских лагерей и был освобожден только в 1958 году, а Иннокентий, младший из братьев, попал в ад Нарильлага, где не прожил и года. Кеша по официальной версии (архив ДКНБ РК по г. Алматы) умер 23.04.1949 от сердечного приступа, по неофициальной версии (из воспоминаний очевидцев) - стал жертвой расправы пьяного охранника над осужденными. Обезумевший охранник после выпитых литров водки расстрелял спящих в бараке. На момент ареста Николаю-Мл. было 22 года, Иннокентию всего 19 лет.

Запутались в двух Николаях

Из открывающихся архивных документов структур советской репрессивной машины, поражает осведомленность органов и как внимательно они следили за белой эмиграцией в Маньчжурии. Агенты НКВД собирали подробные сведения об эмигрантах, проживающих на территории Северно-Восточного Китая, особенно бдительно следили за антикоммунистическими и патриотическими молодежными организациями.

В 1947 году спецслужбы вывезли 56 тысяч личных дел эмигрантов и управления БРЭМ (Бюро по делам русских эмигрантов) из Харбина.

В фонде 830 государственного архива г. Хабаровска хранятся документы архива БРЕМа (Бюро по делам русских эмигрантов), среди документов есть личное дело Николая Эпова.

Эпов Николай Никитич, р. в 1922 г. в Якеши станице, пос. Коценор, православный, русский эмигрант, образование – 4 класса Якешинской школы с 1930 по 1934 гг, место службы – сотрудник регистрационного отдела при Бюро, проживает в г. Якеши, 7-я улица, дом 42.
Мать Евфимия Фёдоровна 65 лет, брат Иннокентий 19 лет, имел так же старшего брата Фёдора (умер), старший брат Николай был женат. Антикоммунист, военно-служебный стаж – старший унтер-офицер отряда Асано в 1939 – 1943 гг.
Анкета составлена в 1944 г. (ф. р.-830, оп.3. д.70188).

Не смотря на завидную осведомленность агентура, а вслед за ними и следователи НКВД запутались в двух родных братьях Николаях.

Анкетные сведения, приведенные в личном деле Николая-Младшего, на самом деле частично относились к биографии Николая-Старшего, например, "военно-служебный стаж" в отряде Асано. Именно, Николай-Старший с 1939 года служил старшим унтер-офицером в отряде Асано после окончания трехгодичных курсов. Младший же в 1939 году только что поступил в школу отряда и окончил ее значительно позже.

Из-за этой случайной или неслучайной путаницы в биографических данных (ни Николай-Младший и ни Иннокентий не пытались исправить ошибку) были осуждены Николай-Младший по анкете Николая-Старшего, а Иннокентий, соответственно, по "заслугам" Николая-Младшего.

Николай-Старший с женой Пелогеей Матвеевной Топорковой. Фото 1942 г.

В семье хранится легенда, в ходе следствия над Николаем-Младшим и Иннокентием (следствие над братьями затянулось до сентября 1947 года) стало ясно, что следователи СМЕРШа "запутались" в Николаях и анкетные данные двух Николаев приписали по ошибке одному. Братья сделали все возможное, чтобы защитить от ареста старшего, а сестре Анне и жене оставалось только сдерживать Николая-Старшего от необдуманного поступка, попытаться спасти братьев через добровольную сдачу. "Погубишь себя и братьев не вернешь! - убеждали его родные, - Кто будет подымать собственных детей и дочь Николая-Младшего?!" Все понимали, что горячий, парой взрывной по характеру Николай-Старший не выживет в лагерях, а его жене не поднимет одна малолетних детей.

По договоренности братьев старший должен был помогать жене Николая-Младшего и его малолетней дочери Тамаре (г. р. 1945). Но, Тамара в четыре года умирает от дифтерии, его жена пишет письмо в лагерь, в котором обвиняет старшего брата в смерти их дочери и сообщает о разрыве брака. На самом деле – это был всего лишь оговор и не правда.

После возращения из лагеря Николай-Младший не мог простить Николаю-Старшему смерть его дочери. Помню частые разговоры моей бабушки с Николаем-Мл., где она убеждала его в обратном, что о его дочери заботилась вся семья и Николай в том числе, а дифтерия была частой причиной смерти младенцев в те годы. Николая-Старшего уже не было в живых, но сестра делала все, чтобы помирить братьев и снять ложное обвинение.

Николай со временем примирился, принял детей старшего брата, именно они, будучи уже взрослыми, стали ему крепкой поддержкой в старости.

Шестеро детей Николая-Саршего (четыре дочери и два сына) проживают со своими семьями в Омске.

Архивные документы:

Ист.: Государственный архив Хабаровского края, фонд р-830, опись 3 (Фонд р-830 – бывший архив Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурии).

Эпов Фёдор Никитич, р. в 1911 г. на хуторе Соктуй ст. Цаган-Олуевской Забайкальской области, православный, эмигрант, русский, грамотный, профессия – маслодел, сыровар, проживал по адресу: Хайлар, остов, 1-я улица, дом 17, прибыл в Маньчжурию в 1918 г. из Забайкалья, имел жену, мать, двух малолетних братьев, фашист, состоял в Русском Обще-воинском союзе. Анкета составлена в 1935 г. (Ф. р.-830, оп.3, д.20128).

Эпов Николай Никитич, р. в 1922 г. в Якеши станице, пос. Коценор, православный, русский эмигрант, образование – 4 класса Якешинской школы с 1930 по 1934 гг, место службы – сотрудник регистрационного отдела при Бюро, проживает в г. Якеши, 7-я улица, дом 42.

Мать Евфимия Фёдоровна 65 лет, брат Иннокентий 19 лет, имел так же старшего брата Фёдора (умер), старший брат Николай был женат. Антикоммунист, военно-служебный стаж – старший унтер-офицер отряда Асано в 1939 – 1943 гг. Анкета составлена в 1944 г. (ф. р.-830, оп.3. д.70188).

Ист.: архив Комитета Национальной безопасности Республики Казахстан. Ответ на официальный запрос по Иннокентию Эпову.

По данным ДКНБ по г. Алматы Ваше заявление было рассмотрено, и в Ваш адрес через главпочтамт был направлен ответ за № м-411 от 22.08.2006 года.
В своем письме ДКНБ по г. Алматы сообщает, что Эпов Иннокентий Никитович, 1924 года рождения, уроженец станции Якиши Манчжурия (Китай), был задержан 15 ноября 1945 года в г. Якиши органами контрразведки "Смерш" 36 армии и направлен в лагерь для интернированных № 40 МВД СССР, где был арестован 24 сентября 1947 года и постановлением Особого Совещания при МВД СССР от 16.01.1948 г., за участие в антисоветской организации, по ст.58-4 УК РСФСР, осужден на 10 лет исправительно-трудовых лагерей.
Отбывая наказания в Нарильлаге МВД СССР, 23 апреля 1949 года Эпов И.Н. умер. Извещение о смерти направлено в бюро ЗАГС УМВД Красноярского края г. Красноярск.
Заключением прокуратуры Казахской ССР от 10.04.1989 года Эпов И.Н. реабилитирован.

Каких-либо личных документов и фотографий в деле не имеется.
Центральный специальный государственный архив КНБ РК


Примечания:
1. Анна (моя бабушка) - второй ребенок и единственная дочь супругов Эповых.
2. Название станции КВЖД пишется в нескольких в документах и архивных материалах в нескольких вариантах: "Якеши", так записано место рождения в паспорте моей мамы, в архивных документах встречается "Якэши", на картах и в путеводителях - "Якиши".
3. СПРАВОЧНИК-СПИСОК руководящего и рядового состава - членов белогвардейского "Союза казаков на Дальнем Востоке, - находившегося на территории Маньчжурии", Хабаровск, 1950. Материал опубликован на сайте http://epov.ru. Федор Никитич Эпов указан в списке под номером 7064.
4. "Русский отряд Асано" или бригада "Асано" был сформирован в мае 1938-го. Японская военная миссия в Харбине создала специальную школу для подготовки диверсионных и разведывательных кадров из числа местной белоэмигрантской молодежи. Школа была названа "отрядом Асано" (по-японски "Асано-бутай"). В дальнейшем по типу этого отряда был создан ряд новых отрядов, которые являлись его филиалами и дислоцировались в различных пунктах Маньчжурии. Источник: Балмасов С. С. Белоэмигранты на военной службе в Китае. М., 2007

Материал подготовила Марина Московчук, 2009 г.

Другие работы