ЛИТЕРАТУРА ОБ ЭПОВЫХ

Другие работы

ГЕНЕРАЛ МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ ЭПОВ


Михаил Васильевич Эпов, примерно 1920 год

8 ноября 1868 года в г. Нерчинске в купеческой семье Василия Николаевича Эпова (1830–1871 гг.), и Пелагее Симоновны (урожденной Стрекаловской) родился сын Михаил[1]. Кроме него у Эповых была дочь Надежда и сын Андрей.

31 января 1886 Михаил Эпов поступил на военную службу вольноопределяющимся во 2-ю Приморскую отдельную кавалерийскую сотню, впоследствии вошедшую в состав Приморского драгунского полка, а летом его принимают в Иркутское юнкерское училище по конно-казачьему отделению, которое окончил в 1888 году в чине младшего прапорщика. Уже 11 сентября 1890 года Эпов был произведён в подпоручики.

В 1891 году подпоручик Эпов служил в Иркутском резервном кадровом батальоне, при этом еще исполнял должность учителя гимнастики Иркутского детского сада.

1 августа 1895 его произвели в поручики, а в 1898 году он уже младший офицер Ачинской местной команды и женат на Екатерине Николаевне Прибылевой. 6 марта 1898 года у них родился сын Борис, а через год (28 ноября 1899 г.) – Дмитрий.

Военная карьера Эпова типична для большинства русских офицеров. 1 августа 1899 Эпов был произведён в штабс-капитаны, а 10 апреля 1905 года - в капитаны. Русско-японская война не обошла его стороной. По окончанию ее он служит в чине капитана(на 1 января 1909 года) в 6-м пехотном сибирском резервном Енисейском полку, который располагался в г. Новониколаевске(при ст. Обь)[2]. За это время М.В. Эпов занимал должности младшего офицера, начальника охотничьей и учебной команд, командира роты и батальона. Семья в это время жила в офицерских корпусах в Новониколаевске, снимая две комнаты в пятикомнатной квартире. Дружили с семьей поручика 5-го сибирского резервного Иркутского полка С.Е. Худеева.

Капитан Эпов участвовал в 1913 году в походе в Монголию начальником штаба Кобдосского отряда. Перед отправкой командующий военного округа генерал-лейтенант Шмидт назначил смотр войскам, отправляющимся в Монголию. Эпов не захотел, как это сделали все остальные начальники, переодевать своих солдат в парадное, а вывел в походном, которое было в плачевном состоянии, за что, после возвращения из Монголии, был уволен из армии.

По мобилизации 1914 года капитан Эпов был направлен в 53-й полк 14-й Сибирской стрелковой дивизии, который формировался в г. Новониколаевске. В сентябре 1914 года 53-й полк выехал на фронт, где вошел в состав 6-го сибирского корпуса, а уже 2 ноября вступил в бой. В это время на Северо-Западном фронте разворачивалась Лодзинская операция.

В первом же бою полк был разбит. Командир полка полковник Свешников, не произведя разведки, вывел полк для наступления на голую местность, чем тотчас воспользовались немцы, открыв губительный артиллерийский огонь. После первого боя в полку из 45 офицеров выбыло 17, а после второго боя осталось всего 16. К 6 ноября в полку от 4600 штыков осталось 250 человек, из которых сформировали роту и под командованием поручика Дубова направили в 55-й полк. Командира полка отстранили от командования, а командир батальона капитан Эпов, как старший, был назначен временно командующим полком. Тут же заболел и уже больной руководил полком. Как сказал полковой врач М.М. Бажанов: «При этом командире будет лучше»[3].

Затем была сформирована еще одна рота в 70 человек, которую также отправили на передовую. К 16 ноября полк получил пополнение и уже самостоятельно выступил на передовую. Кадровых офицеров хватило только на должности командиров батальонов, все остальные были заполнены офицерами запаса, не имеющими не только боевого опыта, но даже просто командования ротами [4]. В таких сложных условиях пришлось командовать полком капитану Эпову. Еще раз за Великую войну ему пришлось временно командовать полком. 5 августа 1915 года М.В. Эпов был произведён в подполковники.

На март 1916 года в 53 Сибирском стрелковом полку было пять штаб-офицеров ( командир полка – полковник П.П. Шрамков и четыре командира батальона – подполковники; среди них Эпов и Бакич).

В октябре 1917 года, во время нахождения в отпуску, по болезни, революционно-настроенные солдаты переименовали подполковника Эпова в рядовые и уволили со службы. За отличия в боях против неприятеля он был награжден орденами Св. Станислава[5] и Анны 2-ой степени с мечами.

С 1 января по 1 апреля .1918 года М.В. Эпов работал заведующим Дома раненых в Новониколаевске, а с 13 мая по 18 сентября 1918 года - конторщиком в службе путей Управления Сибирской железной дороги.

В сентябре 1918 г. его мобилизовали на службу в войска Временного Сибирского правительства, а 19 октября утвердили в должности командира 8-го Бийского полка 2-й Сибирской стрелковой дивизии[6], 26 октября он вместе с полком прибывает на Западный фронт под Лысьву и сразу же назначается командующим 3-й группы войск, ведущей наступление на Лысьву и далее на Пермь. Группа состояла из 8-го Бийского полка, двух сотен 12-го Оренбургского казачьего полка; всего 1 200 штыков, 120 сабель, семь пулеметов, которая должна была сосредоточиться к 17 час. 27 октября в дер. Ломовка и следовать за второй группой, а по взятии Мягкого Кына наступать на деревни Корнилово, Власово и Шумково, заняв кавалерией Шумково, а пехотой Власово с целью сосредоточения для операции против дер. Крутой Лог и обеспечения левого фланга Лысьвенской группы.

Группа под командованием подполковника Эпова захватила деревню и станцию Крутой Лог, а затем, совместно с 5-м Томским полком, заняла ст. Кормовище. Дальнейшее наступление на Лысьву было приостановлено, т.к. чешские войска, участвовавшие в этой операции, были переброшены на Уфимский фронт[7].

Во время декабрьского наступления на Лысьвенский завод, 8-й Бийский полк наступал в составе группы генерал-майора А. Г. Укке-Уговца (6-й Мариинский и 8-й Бийский полки, часть 2-й легкой батареи; всего восемь рот и два орудия), которая должна была наступать из дер. Капитаново на деревни Катаево, Власово и Крутой Лог и взять эти пункты, причем последний из них - не позднее утра 1 декабря [8].

В ходе операции полк, руководимый подполковником Эповым, захватил у разъезда Паленый Лог бронепоезд красных[9]. Это совершила команда пешей разведки полка 2 декабря 1918 г. Вот как это отреагировал командир 1-го Средне-Сибирского корпуса генерал-майор Пепеляев:

«2-го сего декабря в бою при д. Паленый Лог пешей командой разведчиков 8-го Бийского Сибирского стрелкового полка был взят броневик противника, при чем руководитель этого захвата, начальник команды поручик Кулигин от полученных в бою ран скончался. В память погибшего смертью героя поручика Кулигина передаю этот броневик в собственность частей 2-й Сибирской стрелковой дивизии и приказываю наименовать его и сделать на нем надпись «Броневик имени начальника команды пешей разведки 8-го Бийского Сибирского стрелкового полка поручика Кулигина»[10].

Памятник красноармейцам, погибшим при защите бронепоезда у разъезда Паленый Лог.
Фото 2010 года.

11 декабря 8-й Бийский полк атаковал 58-й Владимирский полк, оборонявший разъезд Лезгина, отбросив его к узловой станции Калино. В ночь с 12 на 13 декабря 8-й Бийский полк подполковника Эпова, совместно с 7-м Кузнецким полком, атаковал ст. Калино и после упорного боя, продолжавшегося всю ночь и день, овладел станцией. Таким образом, 29-я стрелковая дивизия красных оказалась рассечена надвое. В районе станции Чусовая остались 21-й Мусульманский, 22-й Горнозаводской и 4-й Уральский полки, которые могли отступать только на север по Луньевской ветке. После этой победы 8-й Бийский полк перебрасывается в с. Троицу, становясь резервом корпуса.

После захвата Перми (25 декабря) красные пытались отбить город, поэтому 4-й Енисейский и 3-й Барнаульский полки бросаются на фронт, а в город вводится 8-й Бийский полк подполковника Эпова. Согласно приказу командира корпуса от 29.12.18г. №4663 подполковник Эпов вступил в должность начальника гарнизона г. Перми 29 декабря [11]. В это время город был мертвым. Не работало ни одно государственное и общественное учреждение. Люди боялись возвращения большевиков.

Начальнику гарнизона подполковнику Эпову приписывают следующее заявление: «Я прошел с войсками путь от Иркутска до Перми и еще не встречал города более разоренного, чем г. Пермь. Здесь не осталось ни одного государственного или общественного учреждения. Никакой либо частной организации». Генерал Пепеляев поручил начальнику гарнизона восстановить деятельность правительственных и общественных учреждений города, выделив для этого 1 млн. рублей, но этого оказалось недостаточно. Нужно было еще 3 млн. Тогда подполковник Эпов, с согласия генерала Пепеляева, обратился 4 января к имущим г. Перми ссудить военной власти 3 млн. рублей[12]. Собрание Пермского отделения всероссийского торгово-промышленного союза согласилось с предложением Эпова, но сбор средств проходил очень медленно..

По распоряжению командира 1-го Средне-сибирского корпуса начальник гарнизона подполковник Эпов организовал 1 января 1919 года комиссию «по расследованию преступных деяний большевиков и их сотрудников». В обращении к жителям города Перми подполковник Эпов так объяснял задачи комиссии: «Преследованию подлежат только преступные деяния, покушения на таковые или приготовления к ним. Принадлежность к той или иной партии или сочувствие ей, не выразившееся в тех или иных действия, преследованию не подлежат, так как на убеждения и взгляды граждан посягательств быть не должно»[13].

На посту начальника гарнизона он много сделал для Пермского местного самоуправления. Пермская общественность выразила ему свою признательность в следующей телеграмме.

Командиру 2-й Сибирской стрелковой дивизии генерал-майору Эпову.

Пермская городская дума в заседании 9 января 1919 года постановила сердечно благодарить Вас многоуважаемый Михаил Васильевич, как бывшего начальника гарнизона города Перми за Ваше предупредительное отношение к демократическому самоуправлению и мудрое содействие в его шагах, направленных на скорейшее восстановление нормальной деловой деятельности.

Подпись. Городской Голова Ширяев[14].

Да, к этому времени( с 6 января) Эпов был произведен в генерал-майоры, а с 10 января 1919 года он вступает во временное командование 2-й Сибирской стрелковой дивизии, вместо убывшего в отпуск генерал-майора Укке-Уговца[15].

В начале января 1-й Средне-Сибирский корпус генерала Пепеляева возобновил наступление против 3-й Красной армии вдоль железной дороги. Используя широкие охваты, генерал Пепеляев решил окружить 29-ю стрелковую дивизию в районе ст. Менделеево силами 2-й Сибирской дивизии под командованием генерал-майора Эпова.. Для этого 6-й Мариинский полк наступал севернее железной дороги Пермь – Вятка на с. Карагай, а 5-й Томский полк – южнее, с юга на ст. Менделеево должен был нанести удар отряд полковника Урбанковского, состоящий из 8-го Бийского полка, штурмового батальона и 11-го Оренбургского казачьего полка. 7-й Кузнецкий полк находился в резерве.

7 января 8-й Бийский полк повел наступление от с. Конец-Бор на д.д. Карабаи, Кузнецы, Усть-Саны,[16] заняв деревни Кузнецы, Усть-Сыны. Красные были сбиты с позиций, которые удерживали в течение недели. Белые вплотную подошли к железнодорожной ветке ст. Чайковская – Нытвенский завод в районе Усть-Сыны. 29-я дивизия отступила к д. Воробьи, вынудив 30-ю стрелковую дивизию оставить позиции на левом берегу Камы (район Кочегары и Голый Мыс и т.д.). В прорыв был введен 1-й Сибирский штурмовой батальон, который занял Нытвенский завод. Разрыв между красными дивизиями увеличивался. Штурмовики быстро продвигались к ст. Менделеево.

К 14 января 2-я Сибирская дивизия генерал-майора Эпова отбросила 29-я стрелковую дивизию красных на рубеж Карагай – Менделеево – Азова - Исакова – Дворецкое, продвинувшись на 30-35 км.

Положение 3-й Красной армии стало угрожающим, Для спасения ее от разгрома советское командование Восточного фронта нанесло удар на г. Кунгур силами 2-й Красной армии. Сибирская армия генерала Гайды попала в тяжелое положение, поэтому под Кунгур был переброшен с Оханского направления 3-й Степной корпус генерала Вержбицкого. На этот участок фронта была переброшена 1-я Сибирская дивизия. Генерал Пепеляев лишился своих резервов, поэтому он меняет свои планы, решив нанести удар в стык 29 и 30 дивизий в направлении Дворецкое – Очерский завод – ст. Бородулино, при этом наступление вдоль железной дороги пришлось прекратить.

Для этого издается приказ.

Спешно. Секретно.

Приказ 1 Среднесибирскому армейскому корпусу №02 января 14 дня 1919 года. 23 часа 40 минут, город Пермь.

  1. Противник силой до 8 полков под натиском 2-й дивизии и штурмовиков без порядка отходит на запад.
  2. Вторая Сибирская дивизия ведет наступление на станцию Менделеево и в настоящее время находится в 8 верстах западнее ст. Григорьевской.
  3. Правее действует 20-й Тюменский полк, прикрывая фланг.
  4. Левее нас части 3-го Сибирского корпуса занимают позиции к востоку от г. Оханска.
  5. Нашему корпусу приказано сменить части 3-го Сибирского корпуса, удерживая г. Пермь до перехода Сибирской армии в наступление.

ПРИКАЗЫВАЮ:

Правому боевому участку генерал-майора Эпова: 5-й Томский, 6-й Мариинский, 7-й Кузнецкий, 8-й Бийский, штурмовой батальон, 2 сотни 11-го Оренбургского казачьего полка с 7 легкими орудиями, 4 гаубицами, 2-мя шестидюймовыми пушками и полковыми командами - продолжать энергичное наступление; взять станцию Менделеево и выйти на линию: Дворец - Менделеево - Карагай - Козьмодемьянск - Рождественское. По овладении ст. Менделеево - штурмовому батальону наступать и занять Очерский, Павловские заводы, чтобы отрезать путь отхода красным от Оханска.

Командир 1-го Среднесибирского армейского корпуса, генерал-лейтенант Пепеляев[17].

15 января 1-й батальон 8-го Бийского полка занял ст. Менделеево, а 16-го – Дворецкое.

На 19 января было намечено общее наступление 1-й Сибирской дивизии на г. Оханск, а 2-й – на Очерский завод. Внезапный удар не получился, т.к. красным стал известен день общего наступления. Они подтянули резервы к местам прорыва и парировали удар белых. Более того, 2-я Сибирская дивизия генерал-майора Эпова к 23 января отступила к берегу р. Камы, откуда начала свое наступление. 22 февраля вернулся из отпуска приступил к исполнению своих обязанностей начальника 2-й Сибирской дивизии генерал-майор Укке-Уговец, а генерал-майор Эпов был назначен командиром 2-й бригады этой же дивизии[18].

16 февраля 1919 г. состоялось заседание Пермской городской думы по поводу встречи адмирала Колчака. От фракции кадетов выступил М.М. Кузнецов, который предложил городскому голове Ширяеву принять участие во встрече Верховного правителя адмирала Колчака на вокзале. Гласный же Ягодников от социалистической фракции социал-демократов предложил городской думе уполномочить городскую голову принять участие во встрече адмирала Колчака (как частного лица). Второе предложение было поставлено на голосование и было принято. Таким образом, прошла социалистическая резолюция.

Кадеты отказались участвовать в выборах, т.к. были не согласны с таким решением (не признание Колчака Верховным Правителем). В думе произошло замешательство[19].

Узнав об этом через управляющего губернией, генерал-майор Эпов явился в городскую думу с 5 вооруженными казаками и дал городской думе 20 минут на размышление, указав, что если дума откажется приветствовать Верховного правителя адмирала Колчака, то она будет распущена. Дума ничего не оставалось, как согласиться[20].

После неудачного январского наступления 1-й Средне-Сибирский корпус закрепился на дальних подступах к Перми. Стояли лютые морозы. В первые дни февраля встал вопрос о питании армии, т.к. закончились запасы продовольствия, захваченного в Перми.

На плечи генерала Эпова легла обязанность обеспечения дивизии всем необходимым. Зная местные условия, он решил обратиться к помощи местных купцов. По словам английского полковника Уорда, это произошло следующим образом: «10 февраля Пастухов (владелец торгового дома «Пастухов и компания») получил приказ немедленно явиться в управление генерала Эпова. Прибыв туда к 11 часам утра, он встретил там девять самых состоятельных граждан г. Перми. Генерал обратился с просьбой к купцам помочь армии, зачитав затем список необходимого. Затем он добавил: «Вы, господа, должны достать эти вещи в течение 10 дней. Если 25 февраля мы не будем располагать этими запасами, то это будет означать конец всего, что лично вас десятерых касается»….

К 18 февраля купцы выполнили свои обязательства. «Когда солдаты были накормлены, он бросился ко мне в дом, начал целовать меня и стал бы вероятно на колени, если бы я позволил ему. С тех пор он несколько раз посещал меня, и мы сделались большими друзьями. Вот настоящий русский человек», гордо прибавил Пастухов[21].

19 февраля 1919 года в Пермь прибыл Верховный правитель адмирал Колчак. Согласно церемониалу после военного парада Верховный правитель проследовал в Благородное собрание, которое к 12 часам был переполнено. Встречающие собрались в зале для представлений. Все смотрели на дверь, откуда должен выйти Верховный правитель. Вот он появился. Среднего роста, большой орлиный нос и дивные глаза – глаза света, правды и беззаветной любви к Родине. На груди у него белый крест – офицерский орден Св. Георгия Победоносца. На шее – орден Св. Владимира 2-й ст. с мечами. Шашка с георгиевским темляком. Во всей фигуре чувствуется мощь и скромность, величие, простота и благородство.

Верховный правитель выслушал адреса и приветствия. Затем представились начальники воинских частей, расквартированных в городе Перми и должностные лица Правительственных и общественных учреждений. Среди военных был и генерал-майор Эпов. По окончанию представления адмирал Колчак стал посредине зала и произнес речь, которой затронул все вопросы, волнующие пермское общество. От собравшихся выступил председатель Губернской Пермской земской управы Ф.Я. Дьяков. Далее по церемониалу следовал завтрак, после которого у адмирала Колчака была запланирована встреча с земцами.

В начале марта 1919 года в г. Перми при Мариинской женской гимназии был открыт Ниной Ивановной Пепеляевой (женой генерала Пепеляева) лазарет для раненых воинов. Михаил Васильевич Эпов пожертвовал на его открытие 1000 рублей[22].

Перед мартовским наступлением генерал-майор Эпов отправился по всей вероятности в 6-ти недельный отпуск, т.к. в приказах по 1-му Средне-Сибирскому корпусу его фамилия не фигурирует.

В начале ноября 1919 года 1-я Сибирская армия генерал-лейтенанта Пепеляева была отведена в тыл на отдых и пополнение. К этому времени генерал-майор Эпов командует 1-м Сибирским драгунским полком[23], который перебрасывается в г. Томск, где он в полном составе сдался красным 20 декабря 1919 года[24]. Сам же генерал в это время находился в г. Красноярске. 6 января 1920 года, во время восстания Красноярского гарнизона, Эпов, вместе со своим сыном Борисом[25], служившим в инженерной роте 2-й Сибирской стрелковой дивизии, примкнул к восставшим. А уже с 7 января 1920 г. он числился в Красной армии. С 30 января 1920 числился в резерве чинов при Управлении инспектора пехоты 5-й Красной армии. С 1 февраля по 5 марта 1920 года Эпов исполнял обязанности начальника канцелярии в отдел снабжения запасных частей 5-ой армии.

26 февраля 1920 от сыпного тифа умерла в Красноярске его жена, Екатерина Николаевна Прибылёва, которую похоронили на Николаевском кладбище. 

С 6.03.-18.03.1920 года он находится в командировке в штабе конно-горной (партизанской) дивизии т. Третьяка, как главный инспектор по административно-хозяйственной, а отчасти и по оперативной части.

23 марта Эпов был назначен помощником командира 5-го запасного полка 5-й армии по строевой части с прикомандированием для занятий к инспекции пехоты 5-й армии. 18 апреля 1920 Приказом РВСР № 278, объявленном в приказе по 5-й армии № 1198, утвержден в должности помощником инспектора пехоты 5-й армии.

26 июня 1921 после непродолжительной болезни М.В. Эпов скончался в Иркутском военном госпитале от перитонита в брюшной полости.


Приложение 1.
Обращение к жителям Перми
начальника гарнизона подполковника Эпова.
Свободная Пермь.
4 Января 1919 г.


Материал предоставил Михаил Григорьевич Ситников

__________________________________

Примечания-сноски:

  1. Данные (фотографии) на генерала Эпова предоставлены мне правнучкой М.В. Эпова Жуковой Гюльнарой Хайдаровной, за что ей огромное спасибо.
  2. Общий список офицерским чинам Русской Императорской армии. – С.-Петербург, 1909. – С.476.
  3. Россия в Великой войне 1914 –1918 г. – Пермь, 2000. – С.58.
  4. Там же. – С.56-61.
  5. Русский инвалид. – 1916. – 11 июня.
  6. Сибирский вестник (Омск). – 1918. – 2 ноября.
  7. Д. Г. Симонов. Белая Сибирская армия в 1918 году. Новосибирск, 2010. - С. 358-359
  8. Там же. – С.367.
  9. Красное командование считало, что бронепоезд был окружен двумя полками белых с артиллерией.
  10. Пермский государственный архив новейшей истории(ПермГАНИ). Ф. 90. Оп.4. Д.895. Л.88.
  11. Государственный архив Пермского края (ГАПК ) Ф. Р-746. Оп.2. Д.8. Л.8.
  12. Свободная Пермь. – 1919. – 12 января.
  13. Там же. – 3 января.
  14. Там же.. – 16 января.
  15. Пермский государственный архив новейшей истории(ПермГАНИ). Ф. 90. Оп.4. Д.895. Л.110.
  16. Сибирские стрелки(Пермь). – 1919. – 4 марта.
  17. Паздников Н.Ф. Борьба за Пермь. - Пермь. 1988. – С.76.
  18. ПермГАНИ. Ф. 90. Оп.4. Д.946. Л.2.
  19. Свободная Пермь. – 1919. – 18 февраля.
  20. Звезда (Пермь) – 1922. – 9 июня.
  21. Д. Уорд. Союзная интервенция в Сибири 1918 – 1919 г. – Москва, 1923. - С. 138 – 140.
  22. Освобождение России (Пермь). – 1919. – 4 марта.
  23. 1-й Сибирский дагунский полк был развернут из 1-го Драгунского Сибирского дивизиона, который в свою очередь был сформирован на базе 4-го эскадрона Томкого гусарского полка.
  24. ГАПК Ф. Р-49. Оп.3.Д. 438. Л.2, 19-21.
  25. Борис Михайлович был арестован 1 сентября 1937 года и расстрелян 27 сентября того же года.