ЛИТЕРАТУРА ОБ ЭПОВЫХ

Другие работы

ЭПОВЫ

Среди старожилов Забайкалья одним из самых известных является род Эповых.
Фамилия эта сейчас весьма распространена в нашем крае.
Многие ее носители перестали уже ощущать свое родство друг с другом, но все они имеют одного предка - Василия Васильевича Епова.
Так раньше писалась и произносилась эта фамилия.

Кем же он был, знают не все Эповы. Некоторые даже говорят, что происходят от тунгусских людей. Возможно, были и такие, каким-то образом получившие эту фамилию. Но сейчас мы речь ведем о настоящих, первых Эповых. Родился Василий на Вологодчине, в городе Великий Устюг или в деревне Мышкино Яранского уезда Вологодской губернии. В семье у них было пятеро сыновей и две дочери, средним из которых и был Василий, когда братья выросли, на них пал жребий по рекрутскому набору идти в солдаты. Братья прятались, а когда стало ясно, что судьбу не переспоришь, Василий решил отправиться в Сибирь, что тогда приравнивалось к рекрутчине. Добрые люди ему выхлопотали паспорт, но на дорогу не было денег. Тогда Василию пришлось выучиться кузнечному делу и ковать на продажу гвозди. Так он заработал немалую по тем временам сумму - 70 копеек. С ними и направился в Сибирь. Это было во время последних лет царствования Петра Первого.

В дороге он пристроился к обозным ямщикам и помогал им справляться с лошадьми, погонять их. Тем и кормился. В Иркутске молодой Эпов записался в цех и опять занялся кузнечным ремеслом. Но небольшой приработок теперь его не устраивал. Встречаясь с разными людьми, он с вниманием слушал рассказы о привольных местах Забайкалья и вскоре перебрался в город Нерчинск, где обзавелся семьей. Здесь он стал заниматься плотничеством и даже приобрел себе некоторое состояние. Стал в почете у общества. Был избран сборщиком податей и по делам дважды ездил в Иркутск. В последний раз - на собственной верховой лошади. Однако в Нерчинске Эпов прожил не более трех лет.

Скопив немного денег, Василий Васильевич задумал переселиться вверх по течению реки Перчи, узнав, что эти места удобны для хлебопашества и скотоводства. Трижды он менял место, подбирая более подходящий участок земли. Останавливался по году в пади речки Хилы, затем Илим (Торга), в местечке Большой Луг, пока не познакомился с жившими неподалеку от него около устья пади Зюльзя двумя домохозяинами Куприяном Бутиным и Малковым, которые также явились родоначальниками впоследствии известных в Забайкалье родов. Бутин, Малков и Эпов сдружились, поставили свои дома рядом. Поселившись в Зюльзе, Василий Васильевич остался здесь навсегда. Возможно, поэтому некоторые из его потомков предположили, что их родоначальник происходил из тунгусов, так как Зюльзя была тунгускам селом.

На Зюльзе Эпов занялся скотоводством. Рогатый скот он покупал перед летом, когда у других иссякали корма, и продавал на зиму. Он так успешно повел свои дела, что скоро разбогател. Кроме большого количества рогатого скота имел до 600 голов конского табуна. От избытка средств он смог выделять суммы на постройку Торгинской и Зюльзинской церквей.

Здесь в его семье родились 4 сына: Никита, Прокопий, Иван и Семен. Около 1760 года, как когда-то их отцу, им суждено было также определить свою судьбу: всех поселенцев Даурской земли приписывали к сословиям. Эпов с двумя старшими сыновьями Никитою и Прокопием был записан в крестьяне Нерчинско-Заводского горного ведомства. Младших же, Ивана и Семена, Василию Васильевичу удалось записать в пограничные казаки. Чтобы сделать их вольными людьми, он уплатил кому надо по тройке вороных за каждого. Кроме сыновей, у него были 2 дочери: Ирина и Катерина. Ирину он выдал за Беломестнова, а Катерину - за Зенкова. За Беломестнова была просватана младшая Катерина, но когда приехали сваты, Эпов отдал старшую, говоря: "Если вам не нужна невеста, то возьмите 50 рублей".

По причислению к крестьянскому сословию старшие сыновья стали отбывать свою повинность горнозаводских крестьян. Ежегодно, кроме обязательной сдачи определенной доли урожая, на каждого человека мужского пола надо было заготавливать и отправлять в заводы до 7 кубических сажен древесного угля. Правда, доставку угля они производили наймом. Некоторые из детей уже Никиты и Прокопия из-за непосильных повинностей влезали в долги и вынуждены были уходить на отработки. Одна из семей Эповых перебралась к Читинскому острогу и так же, как и их дед Василий Васильевич, искала себе удобное место для обоснования в деревнях по долине реки Читинки: то Шишкине, то Сухая, то Попово (ныне Карповка). Другие же, напротив, сумели даже выбиться в купеческое сословие. Таких было две семьи: Дементий, (1769 года рождения) с детьми Павлом, Никитою и Анисимом, и Яков (1773 года рождения) с сыновьями Акакием и Иваном. Они уже в первой трети 19 века попали в числе прочих 10 семей бывших горнозаводских крестьян Кандинских, Чистохиных, Димовых и других в реестр находившихся в Нерчинско-Заводском ведомстве купцов.

По накопленным капиталам Эповы причислялись к купцам 3-й гильдии. Потомки же Эпова, оставшиеся в крестьянах, продолжают вносить всю тяжесть крестьянских повинностей до 1851 года, когда все они были записаны в пешую бригаду Забайкальского казачьего войска. Два брата, Петр и Алексей Григорьевичи, со своими семействами перечислились в Уссурийское казачье войско. Они поселились с 1867 года в станице Козловской на реке Уссури и стали родоначальниками тамошних казачьих родов Эповых.

Но что же младшие дети Василия Васильевича Иван да Семен? Вначале молодые казаки попали в Цурухайтуй, откуда они постепенно продвигались вверх по Аргуни до Абагайтуя и, наконец, остановились в Олкучане.

Ивана Васильевича вскоре из Олкучана направили в Чиндант, где он сумел дослужиться до чина сотника. По смерти Ивана дети его, Трофим, Григорий, Павел, Никита и Василий, возвратились в Олкучан. Здесь они жили долго, обзаведясь семьями, а в 1820 году разъехались кто в Соктуй, кто в Кондуй. Одних только внуков у Ивана Васильевича было 22 человека. А у тех, в свою очередь, были свои семьи, и так далее. Род Эповых разрастался. Но более примечательным оказался род младшего сына Василия Васильевича - Семена. Сам он жил и умер в Олкучане, имел казачье звание урядник. Женился на Марье Семеновне Поповой из города Нерчинска и имел 5  сыновей: Василия, Егора, Никифора, Афанасия, Максима и дочь Прасковью, которая вышла замуж за священника Василия Писарева из Турги. У Семена Васильевича пока установлено 28 внуков и 52  правнука, каких, по всей вероятности, было еще больше. Они так же, как и потомки Ивана Васильевича, впоследствии переселились в Кондуй.

Старший сын Семена - Василий жил 90 лет. Казаком он служил 37 лет. Помнят о нем, что бывал по делам в Иркутске, растратил денег до 1000 рублей серебром и помер в ноябре 1855 года. Женился он 3 раза и в общей сложности имел 13 детей, в основном дочерей.

Такой же большой была семья другого сына Семена Васильевича - Егора, родившегося в 1772 году и женатого на Анне Алексеевне Кобылкиной. Третий сын последнего Афанасий (1802-1895) так же, как и брат его деда, имел казачий чин сотника. Он был женат на внучке или правнучке известного Нерчинского воеводы Деревнина Ирине Гавриловне и имел восьмерых детей. Через детей своих Егор Семенович породнился также со старинными казачьими родами Кармановых, Токмаковых, Беломестновых, Буториных, Колосниковых, Виноградовых и Золотухиных. Один из сыновей второго сына Егора Семеновича Константина, Василий Константинович, выехал в Читу и стал сотрудником читинских газет "Забайкальский хозяин", "Забайкальская новь", "Наше дело". Он явился издателем поэмы известного забайкальского поэта Федора Бальдауфа "Авван и Гайро".

Умерший сравнительно молодым в начале девятнадцатого века урядник Семен Васильевич оставил жене и детям хорошее состояние. Незадолго до смерти он хотел на свои средства пристроить придел к Торгинской церкви в Зюльзе, на которую еще его отец отдавал много денег. Но этот обет мужа его вдова Марья Семеновна заменила постройкой в 1806 году в Кондуе каменной церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы и святых мучеников Кирика и Улиты. Для постройки церкви кирпич и каменные плиты были взяты из развалин древнего дворца при устье долины Кондуя и известного в то время под названием "городки" или "Кырем". Существовало предание, известное Эповым, что здесь ранее жил князь Дойкой. Дворец его был довольно прочной постройки, так как в развалинах найдено было много хорошего материала: желтой и цветной черепицы, крепкого кирпича, грубых изваяний людей и драконов. Часть из них была заложена в стены церкви. Как установили Эповы, материал для выделки этих изваяний был взят из местности, называющейся Игадер Могойтуй из утеса Макажет, находящегося в 20 верстах от развалин. Марье Семеновне возведение церкви стоило до восьмидесяти рублей ассигнациями.

И она, до этого проживавшая в Олкучане, переселилась с семьями сыновей Афанасия и Василия в Кондуй. А Егор остался в Олкучане еще до 1831 года, управляя обширным хозяйством. Марья Семеновна была известна благотворительностью не только по Нерчинскому и Нерчинско - Заводскому округам, но даже в Иркутске. Родоначальник рода Василий Васильевич, имея табун лошадей до 600 голов, по отделению детей разделил его на четыре части, дав каждому по 150 штук. Младший сын его, Семен Васильевич, оставил жене и детям табун не в 150, а уже в 600 голов и 400 голов рогатого скота. В то время горным заводам, казачьим караулам, да и за границу требовалось много скота и лошадей. Марья Семеновна, пользуясь этим, продавала гурты по высоким ценам и скопила достаточное количество денег и на постройку церкви, и на прочие надобности. В 1820 году она разделила хозяйства детей и сама осталась с сыном Афанасием при 600 головах табуна, а другие 600 голов отдала остальным сыновьям, т.е. Василию, Егору и невестке - вдове Никифора Прасковье Логиновне Дунаевой с детьми, Иваном и Антоном. После смерти матери Афанасий добавил семьям братьев еще по 30 голов табуна каждому. О делах их предков напоминают стены старинной Кондуйской церкви, взятой под государственную охрану.

Все описываемое выше относится к глубокой старине, к истокам фамилии забайкальских Эповых. Свою историю они берегли и старались приумножить честь своего рода. Впереди были Крымская, Русско-японская, империалистическая войны, наконец, гражданская, расколовшая старый уклад надвое. Не обошли их стороной успехи и трагедии Советской власти, годы Великой Отечественной войны. И нигде крестьяне, купцы, казаки Эповы и их потомки не стояли в стороне. Они были в гуще событий, потому что являлись плотью русского народа, его частицей.

В период коллективизации из Борзинского района в 1931 году в Красноярский край было выселено 12 крепких семей Эповых и ещё 4 семьи в 1933 году попали в Северный Казахстан. Это были потомки младших детей Василия Васильевича, всего 83 человека. Из той ветви Эповых, что оставалась на реке Нерче, в 1931 году в ссылку угодило 13 таких же зажиточных, домовитых семей в составе 63-х человек. Многие из них на свою родину так и не вернулись, положив начало новым династиям Эповых в тамошних краях.

В годы Великой Отечественной войны на полях сражений осталось 56 забайкальских Эповых. Из их числа 29 человек были выходцами Нерчинской земли и четверо были потомками этой ветви, осевшей в Читинском районе. 17 человек относились к борзинским Эповым. И шестерым погибшим не удалось определить их принадлежность.

О делах их предков напоминают стены старинной Кондуйской церкви, взятой под государственную охрану. Честь рода Эповых берегут сегодня их потомки, среди которых только мужчин проживает в Читинской области свыше полутысячи человек - прямых наследников основателя рода Василия Васильевича Эпова. Род продолжается.

ЖЕРЕБЦОВ Геннадий Александрович, краевед, г. Чита.

Другие работы