Другие работы

По многим признакам автором этой статьи является
Алексей Петрович Эпов (13.03.1888-1939-19**?).
Родился 13-го марта 1888 года в ст. Козловской Уссурийского казачьего войска. С 1898 года учился во Владивостокской мужской гимназии, которую закончил в 1907 году. С 1909 г. по 1913 г. обучался в Имп. Лесном Институте. Также учился в Восточном институте и окончил его по первому разряду в августе 1914 года. Выдано удостоверение для поступления в Спб. университет. В 1914 году переводчик письменного китайского языка при Приморском Областном Правлении, не имеющий чина. В 1915 году – кандидат на должность крестьянского начальника (областное по крестьянским делам присутствие). Закончил Военный институт по Восточному отделу, после чего присвоено офицерское звание. В 1918-19 годах он – сподвижник атамана Калмыкова, а с 1920 года – его противник. 10-11 мая 1919 года А.П. Эпов с группой офицеров и юнкеров пытался отстранить Калмыкова, объявив его психически неполноценным. Атаман Калмыков расправился с заговорщиками, конно-офицерскую полусотню расформировал, военные учебные заведения, учрежденные им и носившие его имя, закрыл. В 1923 году А.П. Эпов эмигрировал в Китай. В том же году была создана казачья организация «Союз казаков на Дальнем Востоке и бывших членов Дальневосточной армии». Верховным вождем Союза стал генерал-лейтенант Г.М. Семенов. Начальником союза был утвержден генерал-лейтенант А.П. Вакшеев. Также в руководстве Союза были генерал-майор А.И. Тирбах и начальник штаба Союза есаул А.П. Эпов. Последнее упоминание о нем есть в сводке НКВД за 1933 год, где говорится «...В Амурской области в связи с восстанием, банда генерала Эпова готова перейти на нашу территорию». Проживал в г. Харбин, Пристань, ул. Сквозная, 39, кв. 1. Жена: Надежда Сергеевна Кожевникова (1896-1916-19**?) – дочь статского советника Сергея В. Кожевникова. Бракосочетание совершено 1-го октября 1914 г. в церкви 11-го Сибирского стрелкового полка полковым священником Павлом Семовым. Учительница Николаевского Русско-Китайского мужского училища во Владивостоке.


Статья предоставлена Сергеем Леонидовичем Галкиным.


ВЕСТНИК КИТАЯ= Vestnik Kitaia, a monthly magazine devoted to China: (Востоковед. журн.) / Редактор В.Н. Иванов. Тяньцзинь, 1936. № 5 (Июль/август). Стр. 41-42.

«Современная русская эмиграция, – писал редактор, – в больших количествах, прожившая в Китае почти 20 лет, сумела, однако, так закапсюлироваться, что она в своем старшем поколении почти ничего о Китае не узнала, его не заметила, прошла мимо него. Итак – «к изучению Китая, огромного исторического, культурного, этнографического, религиозного мира» – вот лозунг, который будет вести за собой наш журнал, вот его цель, к которой он зовет и русскую публику». В журнале опубликованы статьи З. Жемчужной, И. Серебренникова, А. Эпова и др.

Из коллекции И.И. Серебренникова.

«ВЕСТНИК КИТАЯ»

Современная Китайская Периодическая Печать

Переработано А. Эповым

«Периодическая печать является лучшим показателем культурного прогресса страны» – пишет в начале своего обзора известный современный китайский журналист Линь-Юй-Тан. В ней он видит средства подъема культурного уровня страны и образования масс, так как она дает возможность постоянно следить за направлением широкой мысли, проводить новые идеи в жизнь и указывать ошибки прошлого.

В Китае периодическая литература сравнительно молода. Самый старый, выходящий и по сие время, журнал – «Eastern Miscellany», насчитывающий 32 года своего существования, чему он в большой мере обязан своему патрону и издателю «Commercial Press».

В отношении количества литературы, автор приводит помещаемую ниже таблицу, взятую из каталога «Life Publication Co.» и представляющую перечень издающихся в Китае журналов по содержанию материала;
Общего характера ... 37
Международные вопросы... 9
Гуманитарные науки... 13
Закон и правительство... 8
Военные вопросы... 9
Естественные науки... 8
Радио и электричество... 8
Инженерное дело и техника... 10
Коммерция и финансы... 19
Агрикультура и скотоводство... 11
Медицина и гигиена... 13
Женщина и семья... 11
Образование и спорт... 15
Филология... 7
Справочники... 7
Литература... 11
Изобразительное искусство... 9
Кинематография... 5
Искусство и фотография... 5
Для юношества... 16
Философия и религия... 9
История и география... 7

Конечно этот список, включающий в себя 247 названий, далеко не полн, так как в нем перечислены только те издания, представителями которых является вышеуказанное агентство.

«China Year Book» (1935-36) дает классификации 450 периодических изданий, зарегистрированных в Министерстве Внутренных Дел. По местам выпуска это количество разбивается следующим образом: Шанхай – 99, Тяньцзин и Нанкин по 49 каждый, Пекин – 47, Ганьсу – 25, Хубэйская провинция (Ханькоу) – 23, Гуандун – 21 и т.д. Если мы к этому добавим, так же относящиеся к разряду периодической литературы, но не зарегистрированные как таковые, приложения к некоторым газетам и примем во внимание, что большое количество журналов выпускается без надлежащей регистрации, то общее количество периодической литературы в Китае, по мнению Линь-Юй-Тана, даст цифру весьма близкую к девятистам.

Далее автор, отвлекшись немного от своей основной темы, дает интересные цифры о количестве издаваемых в Китае книг.
За 1935 год оно равнялось 2040 томам, что, по его мнению, не так уж мало по сравнению с 9.000 издаваемых в Америке, или 27.000 в Германии, или Японии.

Во второй главе автор, сравнивая китайские и заграничные журналы, замечает резкую разницу, как в стиле письма, так и в отношении освещаемых тем. Вот что мы читаем по этому поводу: «Литература в Китае всегда была почетной профессией некоторых избранных. Влияние этого положения вещей сильно отразилось на манере самого письма».

Первая мысль китайского писателя, когда он взял перо, это показать свою ученость. Он будет с большим удовольствием рассуждать по поводу политической конъюнктуры в Германии, или заниматься сравнением Прусского сейма с Английским Парламентом, вообще будет писать о чем-нибудь не являющимся насущным, или интересным для рядового читателя, но в то же время показывающим большие знания и широкую эрудицию автора.

Китайский литературный стиль, и так слишком сложный и тяжелый, запутывается и становится совершенно непонятным заурядному читателю. Дело в том, что почти никто в Китае не пишет так, как он говорит, не рискуя тем самым прослыть вульгарным невеждой. Но так как литературный язык доступен не всякому, то в Китае не может быть такого явления, как например, в Америке, где в журналах, сплошь да рядом, пишут свои мемуары бывшие преступники, бродяги, если только у них есть что-нибудь интересное, о чем они могут поделиться с публикой. В Америке, всякий начальник полиции сумеет написать что-нибудь о своей работе, о борьбе с преступниками; любой летчик достаточно сносно напишет по вопросам авиации. В Китае же, если редактор журнала, желая поместить статью об авиации, пошел бы к главе этого департамента, то получилось бы что-нибудь вроде следующего:
Глава департамента ни в коем случае не стал бы писать сам, а поручил бы эту работу одному из секретарей, известным своими литературными способностями. Последний написал бы нравоучительную вещь о важности авиации в деле спасения страны, начинающуюся с бессодержательной фразы вроде: «Авиация является важнейшим фактором в деле спасения страны». Эту фразу легко составить и написать по-русски, но для выражения ее на литературном китайском языке, от составителя потребуется немало времени и энергии.

Так же очень плохо обстоит дело и с авторскими гонорарами. «Профессия писателя одна из самых плохо оплачиваемых профессий в Китае – рядовой писатель, живущий на плоды своих рук, зарабатывает меньше, чем какой-нибудь механик в автомобильном гараже» – сетует автор.

И на самом деле, когда американские журналы оплачивают помещаемые статьи в сотнях, а иногда и в тысячах долларов, то китайские журналы, в виду своей бедноты, могут предложить не более 3-4 долларов за каждую тысячу слов.

Дальше автор уделяет некоторое внимание положению и системе цензуры в Китае. С его слов, в большинстве случаев цензорами являются лица, лишь со средним образованием, или же, в лучшем случае, незакончившими обучение студентами.

Автор приводит любопытный эпизод из собственного опыта, когда в одной из его статей выражение «как учил Толстой», было вычеркнуто цензором, по всей вероятности из тех соображений, что Толстой это русский, а если русский, то непременно коммунист.

Вообще цензоры в Китае это маленькие независимые деспоты, проделывающие с попавшими им в руки произведениями что угодно, вплоть до добавления в работу своих мыслей, толкований и т.п.

В заключении Линь-Юй-Тан подчеркивает, что хотя количественно китайская периодическая литература поднялась в последние годы на довольно большую высоту, качество же ее все еще сильно требует улучшения, так же как и общее положение китайского писателя и оплата литературного труда, и цензура и прочие, связанные с периодической литературой вопросы.

Другие работы